САЙТ СТЕНДОВЫХ МОДЕЛИСТОВ
Системный пейджер
Выбор темы
опубликовано 2019-01-24
другие работы автора  |  обсуждение  
79-й (Шотландские горцы Камерона) пехотный полк
LatorreModels 1:32
Сергей Нижегородов
aka El Sergio
 просмотр фото в отдельном окне
 просмотр фото в режиме "lightbox"
   Скульптор: Рауль Гарсия Латорре. Фирма производитель: LatorreModels.
   Размер: 54мм. Материал: олово. Время покраса: чуть больше месяца.
   
   Сейчас вооружённые силы Великобритании имеют лишь один шотландский полк, хотя ещё до недавнего времени их было шесть. Славная история этих формирований началась в XVII столетии. Шотландские полки веками верой и правдой служили Британской империи, благодаря чему и сами жители Шотландии смогли почувствовать себя британцами.
   
   Начало
   
   26 марта 1633 года несколько тысяч шотландцев под командованием полковника Джона Хепбёрна, сражавшиеся на фронтах Тридцатилетней войны за монархов Швеции и Франции, получили патент от короля Англии и Шотландии Карла I и стали Королевским пехотным полком. Полк продолжал участвовать в битвах во Франции, объединяя в своих рядах шотландских наёмников.
   
   
   На Британские острова полк впервые прибыл только после Реставрации Стюартов весной 1661 года. Он стал образцом для формирования пехотных полков новой королевской армии. В середине XVIII века, когда британские пехотные полки перешли от наименований по имени своего полковника к номерным обозначениям, полк получил почётный номер 1. Неофициальное наименование «Королевские шотландцы» было включено в имя полка только в 1812 году.
   
   
   
   Полк Королевских шотландских фузилёров (позднее получивший номер 21) был сформирован на южной границе Шотландии для охоты на различных религиозных диссидентов. Более полутора веков он был известен как «Северо-британские фузилёры», а своё новое имя получил только в 1871 году.
   
   
   
   Ещё два шотландских полка были сформированы в Эдинбурге и его окрестностях в ходе первого якобитского мятежа 1689 года. Жителями Эдинбурга комплектовался полк, уже в XIX веке получивший имя Собственных Его Величества шотландских пограничников (под номером 25). А из камеронцев, протестантских сектантов-фундаменталистов, ненавидевших «папистов», был создан полк, позднее именовавшийся 26-м (Камеронским).
   
   
   
   Все эти подразделения были обычными пехотными частями британской армии и, в отличие от горцев, не носили килтов.
   
   Горцы на службе
   
   
   Шотландия исторически делится на две области: северный горный Хайленд и южный равнинный Лоуленд. Между этими областями издревле существовала масса различий, вплоть до языковых: если население Лоуленда говорило на англо-шотландском языке (скотс), родственном английскому, то жители Хайленда — на кельтском шотландском (гэльском).
   
   
   
   Северошотландские горцы вплоть до конца XVIII века воспринимались обычными британцами как воинственные дикари и мятежники, поддерживавшие после Славной революции 1688 года якобитских претендентов на престол Соединённого Королевства.
   
   
   
   В 1725 году по инициативе Саймона Фрейзера, 11-го лорда Ловата, король Георг I распорядился сформировать отдельные роты из шотландских горцев. Им вменялось следить за поддержанием порядка в Хайленде вместо регулярных армейских частей, что должно было способствовать снижению недовольства горцев.
   
   
   
   Всего было сформировано десять рот, вскоре ставших известными как «Чёрная стража». Название произошло от чёрной одежды, которая отличало этих солдат от обычных английских «красных мундиров».
   
   
   
   В 1739 году отдельные роты стали регулярным пехотным полком, позднее официально именовавшимся 42-м (Королевским горским), но неофициально сохранившим название «Чёрная стража». С началом Семилетней войны «Чёрная стража» и ещё два сформированных из шотландских горцев полка (77-й Монтгомери и 78-й Фрейзера) отправились сражаться в Северную Америку, где и прославились своей храбростью, стойкостью и надёжностью. Доблесть шотландских горцев в боях за империю способствовала изменению отношения к горцам в британском обществе.
   
   
   
   Всего в последующие десятилетия был сформирован 21 полк из горцев, сражавшихся в Северной Америке против восставших колонистов и в различных войнах в Индии. Большая часть этих полков была распущена после завершения военных кампаний.
   
   
   
   К началу XIX века сохранилось 8 горских пехотных полков, военнослужащие которых носили килты: 42-й, 72-й (Сифуртский), 73-й (Пертширский), 74-й, 75-й (Стирлингширский), 91-й (Аргайлский), 92-й (Гордонский) и 93-й (Сазерлендский).
   
   
   
   По мнению ряда современных британских историков, именно через горские полки, их активное участие в войнах империи в XVIII веке, Хайленд принял идею Соединённого Королевства, в результате чего шотландские горцы успешно стали британцами.
   
   
   Упадок и возрождение
   
   
   Сокращение населения Хайленда в связи с миграцией в города и большие потери, понесённые горскими полками в битвах с наполеоновскими армиями в Португалии и Испании, привели к тому, что к началу 1809 года оказалось невозможным обеспечить пополнение горских полков уроженцами Хайленда. В связи с этим в апреле 1809 года была разрешена вербовка англичан и ирландцев в пять горских полков, которые переоделись в стандартную английскую униформу. Горский характер сохранили только три полка: 42-й, 92-й и 93-й.
   
   
   
   После завершения Наполеоновских войн горские части британской армии переживали период упадка. Во многих полках отказались от специфических шотландских черт — в частности, от волынщиков.
   
   
   
   Ситуация изменилась к середине XIX века, с постепенным распространением в британском обществе романтического облика шотландских горцев. Этому способствовали подвиги шотландцев на полях Крымской войны. Атака горской бригады генерал-майора Колина Кембелла на поле битвы при Альме и «тонкая красная линия» сазерлендских горцев на поле под Балаклавой были ярко описаны в журналистских репортажах.
   
   
   
   
   Всё шотландское начало входить в моду. Уже поколениями живущие в городах потомки горцев вспомнили про килты. Хайлендом увлеклась и королева Виктория.
   
   
   
   Эта мода сказалась и на шотландских полках, многие из которых вернулись к истокам. Снова появились волынщики, в качестве форменного головного убора были введены традиционные пилотки-гленгарри или береты-балморалы. Военнослужащие шотландских полков начали носить брюки с клановым орнаментом-тартаном.
   
   
   Реорганизация
   
   
   Возрождение шотландских полков связано с реформами военных министров Эдуарда Кардвелла и Хью Чайлдерса в либеральных кабинетах Гладстона в 70–80-х годах XIX века. Частью их, помимо отмены продажи офицерских патентов и запрета телесных наказаний, был переход к территориальной полковой структуре в британской пехоте.
   
   
   
   На территории Шотландии было сформировано 10 полковых округов. В Лоуленде набирались 4 полка: Собственные Его Величества шотландские пограничники, Королевские шотландцы (Лотианский полк), камеронцы (Шотландские стрелки), Королевские шотландские фузилёры. В Глазго и окрестностях набирался полк горской лёгкой пехоты.
   
   
   
   Остальные полки набирались в Хайленде: «Чёрная стража» (Королевские горцы), полк принцессы Луизы (Аргайлские и Сазерлендские горцы), Гордонские горцы, Собственные Её Величества Камеронские горцы, Сифуртские горцы.
   
   
   
   Каждый пехотный полк имел два регулярных и два милиционных батальона. Пока один регулярный батальон проходил службу за границей, второй тренировался дома.
   
   
   
   Форма всех шотландские полков была унифицирована. Горские части носили килты с собственным полковым тартаном, равнинные — брюки с тартаном, в качестве головного убора — гленгарри или балморалы.
   
   
   На фронтах мировых войн
   
   С началом Первой мировой войны шотландские полки начали стремительно расширяться, формировались десятки новых батальонов.
   
   
   
   
   
   Они составили четыре пехотные дивизии британской армии: 9-ю, 15-ю, 51-ю и 52-ю, храбро сражавшиеся на Западном фронте, Ближнем Востоке, полуострове Галлиполи. Германские солдаты прозвали носивших килты горцев «адскими леди».
   
   
   
   Всего в Первой мировой войне погибло 110 тысяч шотландцев, что составило 10% взрослого мужского населения Шотландии.
   
   
   
   Во Второй мировой войне в Шотландии снова набирались десятки батальонов, были сформированы две дивизии: 51-я (хайлендская) и 52-я (лоулендская). При этом горские полки в виду малонаселённости Хайленда испытывали проблемы с комплектованием, которые не удавалось решить даже привлечением на службу потомков шотландцев, живших в Лондоне и других городах Англии. Поэтому в шотландские полки активно набирались другие британцы. В 51-й дивизии даже возникла шутка по этому поводу:
   
   
   
   «Московиц, Шелленберг, О'Хара, Снодграсс, Голдберг — рота камеронских горцев по вашему приказанию прибыла».
   
   
   
   51-я дивизия стала одним из самых прославленных соединений британской армии в ходе Второй мировой. Первый состав дивизии сражался во Франции весной и летом 1940 года и не был эвакуирован из Дюнкерка. Остатки дивизии во главе с командиром дивизии генерал-майором Робертом Форчуном капитулировали 12 июня. В ходе французской кампании 1-й батальон камеронских горцев последний раз в истории сражался на поле боя в килтах.
   
   
   
   Новый состав 51-й дивизии воевал в Северной Африке, Италии, высаживался в Нормандии. Как позже написал британский главнокомандующий Монтгомери:
   
   
   
   «Это была единственная пехотная дивизия Британской империи, прошедшая со мной весь долгий путь от Эль-Аламейна до Берлина».
   
   
   Шотландские полки других армий Содружества
   
   
   Носящие килты пехотинцы в ХХ веке не были особенностью одной лишь британской армии. В связи с расселением шотландцев по просторам империи собственные полки «Чёрной стражи», аргайлцев и прочих горцев появились в составе армий целого ряда доминионов: Канады, Австралии, Южной Африки.
   
   
   
   В составе армий своих стран они принимали участие в обеих мировых войнах, зачастую рядом с шотландскими частями британской армии. Кейптаунские и трансваальские шотландцы бок о бок с частями 9-й (шотландской) дивизии сражались в 1916 году на Сомме, а в 1942-м — с 51-й (горской) дивизией под Эль-Аламейном. Канадские сифортские горцы сражались в Ортоне, «итальянском Сталинграде», а канадские аргайлцы отличились в Фалезском «мешке».
   
   
   
   В настоящее время горские полки со своей специфической униформой в качестве резервных частей армии сохранились в Канаде и ЮАР.
   
   
   Послевоенная служба и реорганизации
   
   
   После завершения войны все пехотные полки британской армии были сокращены до однобатальонного состава.
   
   
   
   Шотландские полки продолжали участвовать во всех конфликтах на просторах распадающейся Британской империи: в Палестине, Малайе, Кении, Омане, Борнео. Аргайлцы стали первым британским батальоном, прибывшим в состав сил Объединённых Наций в Корею в сентябре 1950 года.
   
   
   
   Распад Британской империи и возвращение британских частей на родину сопровождались и новыми сокращениями. В 1959 году шотландские фузилёры и горская лёгкая пехота были объединены в Королевских горских фузилёров (Собственный принцессы Маргариты Глазго и Айрширский полк). Камеронцы были распущены в 1968 году.
   
   
   
   Сифурсткие и камеронские горцы в 1961 году оказались соединены в полк Собственных Её Величества горцев, а в 1994 году к нему были присоединены гордонские горцы.
   
   
   Создание Королевского полка Шотландии
   
   
   К началу XXI века в британской армии оставалось шесть шотландских полков (все — однобатальонного состава): Королевские шотландцы, Собственные Его Величества шотландские пограничники, Королевские горские фузилёры (Собственный принцессы Маргариты Глазго и Айрширский полк), «Чёрная стража» (Королевский горский полк), Горцы (Сифортские, Гордонские и Кэмеронские), Аргайлские и Сазерлендские горцы.
   
   
   
   В рамках плана по реформированию армии, обнародованному в конце 2004 года, предусматривался отказ от «исторических полков» однобатальонного состава и переход к «большим полкам». Все шотландские части пехоты, несмотря на шумную кампанию, организованную Шотландской национальной партией под лозунгом «Спасём наши полки!», в марте 2006 года были объединены в Королевский полк Шотландии.
   
   
   
   Королевские шотландцы соединялись с пограничниками в Королевских шотландских пограничников, которые стали 1-м батальоном нового полка. 2-м батальоном стали фузилёры, 3-м — «Чёрная стража», 4-м — горцы и 5-м — аргайлцы.
   
   
   
   Для личного состава полка вводилась единая форма с килтами и гленгарри, батальоны между собой отличались цветом плюмажей на беретах и лент на гленгарри. При этом батальоны полка продолжили оперативно действовать в составе разных бригад британской армии.
   
   
   
   Бросается в глаза обилие в рядах солдат на фотографии явно нетипичных шотландцев. В связи с ростом националистических настроений в Шотландии положение с вербовкой в полку стало провальным. Как написал известный военный журналист Макс Гастингс, «молодые шотландцы хотят воевать только с англичанами». Так что недостачу приходится восполнять, вербуя уроженцев бывших колоний, прежде всего фиджийцев.
   
   
   
   В рамках последнего сокращения британской армии по программе «Армия-2020» 5-й батальон Королевского полка Шотландии в 2014 году был сокращён до отдельной роты, выполняющей церемониальные функции.
   
   
   
   Никто в Британии не сомневался, какое имя будет носить рота бывших аргайлцев — Балаклава. Ведь «тонкая красная линия» – это их история.