САЙТ СТЕНДОВЫХ МОДЕЛИСТОВ
Системный пейджер
Выбор темы
опубликовано 2020-04-06
другие работы автора  |  обсуждение  
 просмотр фото в отдельном окне
 просмотр фото в режиме "lightbox"
Бронетехника 12-й танковой дивизии СС "Hitlerjugend".


Танк Pz.Kpfw.IV Ausf.H №536 из 12-й танковой дивизии СС "Гитлерюгенд" движется к фронту. Нормандия, начало июня 1944 года.

   Думаю, что данная работа посвящённая бронетехнике и боевому пути 12-й танковой дивизии СС станет заключительной в цикле статей о бронетехнике танковых дивизий СС. Если честно, то даже не думал, что у меня хватит терпения закончить свою задумку и пройтись по всем танковым дивизиям войск СС. Изначально, я планировал сделать только краткие обзоры на две - три дивизии с разбором состава танковых полков на ключевые даты и с особенностями тактической нумерации и эмблем, но в итоге получилось немного другое.
   
   В ходе описания боевого пути 12-й ТД СС о участии дивизии в двух немецких операциях на Восточном фронте постараюсь рассказать поподробней. Это операция "Южный ветер" и "Весеннее пробуждение" в феврале - марте 1945 года. Операции "Южный ветер" по ликвидации советского плацдарма у реки Грон, в отечественной исторической литературе обычно уделяется мало внимания, видимо из-за того, что эти бои для советских войск прошли довольно неудачно. Бои в Венгрии в марте 1945 года разобраны гораздо лучше, но всё же постараюсь добавить какие то новые подробности, так как собственно прорыву советской обороны в полосе наступления I-го танкового корпуса СС уделяется мало внимания, а так же постараюсь акцентировать внимание на боестолкновениях подразделений дивизии с советскими самоходно-артиллерийскими полками вооружёнными новейшими самоходками СУ-100 и действующими в полосе наступления "Гитлерюгенда", хотя тема боевого применения СУ-100 достаточно обширна и заслуживает отдельной статьи.
   
Создание дивизии, 1943 год.
   В начале 1943 года группенфюрер СС Готтлоб Бергер ответственный за набор добровольцев в войска СС, выдвинул идею о создании новой дивизии СС, состоящей из членов молодежной нацистской организации Гитлерюгенд. Эта идея получила одобрение, и в начале марта рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер подписал директиву о наборе добровольцев 1926 года рождения, а 1 июня 1943 года Адольф Гитлер отдал приказ о формировании дивизии СС "Гитлерюгенд".
   
   Проблемой стало комплектование дивизии опытными офицерами и унтер-офицерами, так как одновременно шло формирование ещё двух дивизий СС - "Хоэнштауфен" и "Фрундсберг", куда уже было направлено значительное количество опытных кадров. Поэтому было решено взять опытные кадры из дивизии СС "Лейбштандарт", из-за чего "Гитлерюгенд" часто называют дочерним формированием "Лейбштандарта". Переведённые из "Лейбштандарта" ветераны заняли основные командные должности в новой дивизии.
   
   Дивизионная эмблема "Гитлерюгенда" подчёркивала преемственность двух дивизий СС - "Лейбштандарта" и "Гитлерюгенда". За основу была взята эмблема 1-й ТД СС - щит-тарч с двумя дубовыми ветвями под ним и отмычкой в щите. На эту эмблему в 12-й ТД СС поверх отмычки наложили руну "Зиг" (эмблему организации Гитлерюгенд), из других отличий можно отметить, что щит эмблемы 12-й ТД СС был несколько иной формы, заострённый снизу, а контур щита был с разрывами. Наносили эмблему на технику дивизии всегда белым цветом.
   Изначально дивизия СС "Гитлерюгенд" формировалась по штатам панцергренадерской дивизии, но в конце октября 1943 года она была реорганизована в танковую дивизию. Одновременно с этим была введена сквозная нумерация всех дивизий и полков СС, в результате чего дивизия СС "Гитлерюгенд" получила порядковый номер 12.
   
   Танковый полк 12-й танковой дивизии СС "Гитлерюгенд" - SS-Pz.Rgt.12 формально начал формироваться в ноябре 1943 года. Но первый танковый батальон полка появился гораздо раньше, ещё летом и на его формировку был передан личный состав первого батальона SS-Pz.Rgt.1, который находился во Франции в ожидании получения танков "Пантера". Изначально планировалось, что в каждой танковой роте первого батальона согласно существующего штата будет по 22 "Пантеры" (четыре взвода по пять танков и два в штабе роты), но затем планы были пересмотрены и роты перевели на штат с 17 "Пантерами" (три взвода по пять танков и два в штабе роты), после чего четвёртые взводы в ротах первого батальона SS-Pz.Rgt.12 были расформированы.
   
   Второй танковый батальон полка изначально состоял, как и положено, из четырёх танковых рот, по 22 танка Pz.Kpfw.IV в каждой (четыре взвода по пять танков и два танка у командира роты). Но затем было решено организовать в батальоне ещё одну (нештатную) танковую роту, которой присвоили номер 9. Танки на комплектование 9-й роты взяли из других рот второго батальона, изъяв из каждой по 4 танка (по одному танку из каждого взвода), ещё два танка, вероятно, взяли из полкового штаба, который в итоге остался без танков. В итоге во втором батальоне стало пять танковых рот по 18 танков Pz.Kpfw.IV в каждом.
   
   К 30 апреля 1944 года в SS-Pz.Rgt.12 поступило 7 танков Pz.Kpfw.II, 94 танка Pz.Kpfw.IV (один из них с орудием 7,5 см KwK 37 L/24) и 26 танков "Пантера", ещё 30 "Пантер" поступило в течение мая. В числе поступивших "Пантер" было 8 танков модификации Ausf.D - бывшие танки первого танкового батальона "Лейбштандарта", от которых те отказались из-за большого количества выявленных технических неполадок. Вероятно, эти "Пантеры" использовались в качестве учебных, а некоторым из них удалось поучаствовать в боях в Нормандии летом 1944 года. Уже устаревшие и изъятые из боевых частей лёгкие танки Pz.Kpfw.II сначала попали в разведывательный взвод штаба полка, но в мае они были перераспределены: один вошёл в полковой зенитный взвод, по два танка передали в батальонные штабы, ещё два отдали в ремонтный взвод.
   
   Первый дивизион артиллерийского полка дивизии - I.(Sfl)/SS-Pz.Art.Rgt.12 был полностью оснащён самоходными гаубицами "Wespe" и "Hummel".
   В одном из двух панцергренадерских полков дивизии, один батальон - III.(gep)/SS-Pz.Gren.Rgt.26 был "бронированным", то есть четыре его роты: 9-я, 10-я, 11-я, 12-я и штаб батальона были полностью оснащены полугусеничными бронетранспортёрами Sd.Kfz.251. В начале июля 1944 года, уже после начала боевых действий, прибыло шесть 150-мм самоходных гаубиц Geschutzwagen 38М fur sIG 33/2(Sf.), поступивших в 13-ю роту (пехотных орудий) SS-Pz.Gren.Rgt.26.
   Дивизион штурмовых орудий, который изначально планировалось сформировать в дивизии СС "Гитлерюгенд", технику так и не получил, и в итоге так и не был сформирован, а в марте 1944 года он был окончательно вычеркнут из состава дивизии.
   С формированием дивизионного противотанкового батальона тоже возникли трудности, поэтому проблему решили просто, изъяв весной 1944 года аналогичный батальон - SS-Pz.Jg.Rgt.1 из дивизии СС "Лейбштандарт" и просто переименовав его в SS-Pz.Jg.Rgt.12.
   
Тяжёлый бронеавтомобиль Sd.Kfz.232 (Fu)(8-Rad) из 12-й ТД СС во время формирования дивизии.

Тяжёлый бронеавтомобиль Sd.Kfz.232 (Fu)(8-Rad) из 12-й ТД СС во время формирования дивизии.

Танки Pz.Kpfw.IV во время формирования 12-й ТД СС во Франции. На верхнем снимке танк с номером 136 из первого батальона SS-Pz.Rgt.12. Возможно до прибытия "Пантер" экипажи тренировались на "четвёрках".

Танки Pz.Kpfw.IV во время формирования 12-й ТД СС во Франции. На верхнем снимке танк с номером 136 из первого батальона SS-Pz.Rgt.12. Возможно до прибытия "Пантер" экипажи тренировались на "четвёрках".

На этих снимках видно, что сначала номера танков наносили просто чёрным контуром.

На этих снимках видно, что сначала номера танков наносили просто чёрным контуром.

Две "Пантеры" из 4-го взвода 2-й роты SS-Pz.Rgt.12 весной 1944 года. Позже четвёртые взводы в первом батальоне будут расформированы и в ротах останется по три взвода.

Две "Пантеры" из 4-го взвода 2-й роты SS-Pz.Rgt.12 весной 1944 года. Позже четвёртые взводы в первом батальоне будут расформированы и в ротах останется по три взвода.

Лето 1944 года, бои в Нормандии.
   6 июня 1944 года началась операция "Оверлорд" - высадка американских, английских и канадских войск на побережье Нормандии. После чего подразделения 12-й танковой дивизии СС "Гитлерюгенд" начали выдвигаться на передовую, по мере прибытия на фронт вступая в бои с канадскими войсками, стремительно продвигавшимися к Кану.
   
   Танковый полк дивизии на начало боевых действий насчитывал 79 танков "Пантера" Ausf.А и G, как минимум одна "Пантера" была модификации Ausf.D (известно два номера: 216 и 219, но возможно это один танк, просто перенумерованный), а так же 98 танков Pz.Kpfw.IV Ausf.J.
   Первый танковый батальон полка был оснащён танками "Пантера". В каждой из четырёх рот батальона было по 17 "Пантер" (три взвода по пять танков и два танка у командира роты), в штабе батальона было 8 "Пантер" и три зенитки Sd.Kfz.7/1, а так же два танка Pz.Kpfw.II. Во втором танковом батальоне полка было пять рот, в каждой из которых было по 18 танков Pz.Kpfw.IV (четыре взвода по четыре танка и два танка у командира роты), ещё 8 танков Pz.Kpfw.IV было в штабе батальона, кроме них было два Pz.Kpfw.II. Данных по наличию в штабе самоходных зениток мне найти не удалось. В штабе полка находилось три командирские "Пантеры", один Pz.Kpfw.II и двенадцать зенитных танков Flakpanzer 38(t). Все танки полка, как "Пантеры", так и "четвёрки" были покрыты "циммеритом" и несли трёхцветный камуфляж, нанесённый экипажами с помощью краскопульта.
   При формировке танкового полка тактические номера на танках Pz.Kpfw.IV изначально наносили по трафарету чёрным контуром с разрывами, потом стиль нанесения номеров изменили, и они стали чёрные с белым контуром.
   
   Тактическая нумерация танков 12-й ТД СС была, как и в 1-й ТД СС: то есть последняя цифра номера танков взвода была не как обычно с 1 до 5, а с 5 до 9. Так же и танки командиров рот нумеровались, не как обычно (например 100, 101 или 101, 102), а с заменой ноля или единицы пятёркой - 105, 104. В подобной же манере нумеровались и танки батальонных и полкового штабов: 155, 555, 055 и так далее.
   На "Пантерах" трёхзначные тактические номера довольно крупного размера наносили чёрным цветом с белым контуром, на бортах башни и на задней стенке башни. Номера наносили без трафарета, "от руки", что в сочетании с нанесением поверх "циммерита" давало иногда очень неровные цифры. Причём, на некоторых снимках заметно, что номер нанесён просто белым контуром, без заполнения. Подобные "пустые" номера замечены, например, на "Пантерах" 304, 318 и 326. На некоторых "Пантерах" в верхней части бортов башни заметны крепления для навешивания дополнительных гусеничных траков.
   На танках Pz.Kpfw.IV трёхзначные тактические номера, тоже чёрные с белым контуром, наносили на башенные защитные экраны - по бортам в передней части экранов, и на задней секции, причём сзади номер наносили прямо поверх балочного креста. Цифры номера были крупного размера и из-за нанесения без трафарета могли иметь немного разную высоту или "гулять" относительно друг друга. Так как танки из-за потерь в ходе боёв могли передавать из одной роты в другую, поверх старого тактического номера могли наносить новый номер (известная "Пантера" №126/308).
   На некоторых танках Pz.Kpfw.IV члены экипажа писали белой краской имена своих девушек. В основном женские имена замечены на командирских башенках и на бронезаслонке смотрового прибора механика-водителя.
   Дивизионная эмблема на танках "Пантера" не замечена, а на Pz.Kpfw.IV встречалась на верхней кормовой бронеплите, а так же на правом переднем подкрылке.
   
   Теоретическая организация SS-Pz.Rgt.12 в июне 1944 года.
   
   Штаб SS-Pz.Rgt.12
   Взвод связи: Pz.Bf.Wg.V "Panther" - 055, 054, 053
   Взвод разведки: танков нет, только амфибии Schwimmwagen и мотоциклы BMW R75
   Зенитный взвод: Flakpanzer 38(t) (Sd.Kfz.140) - 12 штук, Pz.Kpfw.II - один
   
   Штаб I./SS-Pz.Rgt.12
   Взвод связи: Pz.Bf.Wg.V "Panther" - 155, 154, 153
   Взвод разведки: Pz.Kpfw.V "Panther" - 156, 157, 158, 159, 160
   Зенитный взвод: Sd.Kfz.7/1 - 3 штуки
   
   1./SS-Pz.Rgt.12 Pz.Kpfw.V "Panther" - 17 штук
   Штаб роты: 105, 104
   1-й взвод: 115, 116, 117, 118, 119
   2-й взвод: 125, 126, 127, 128, 129
   3-й взвод: 135, 136, 137, 138, 139
   
   2./SS-Pz.Rgt.12 Pz.Kpfw.V "Panther" - 17 штук
   3./SS-Pz.Rgt.12 Pz.Kpfw.V "Panther" - 17 штук
   4./SS-Pz.Rgt.12 Pz.Kpfw.V "Panther" - 17 штук
   
   2-я, 3-я и 4-я роты, по своей организации аналогичны 1-й роте.
   
   Штаб II./SS-Pz.Rgt.12
   Взвод связи: Pz.Bf.Wg.IV - 555, 554, 553
   Взвод разведки: Pz.Kpfw.IV - 556, 557, 558, 559, 560
   Зенитный взвод: нет данных
   
   5./SS-Pz.Rgt.12 Pz.Kpfw. IV - 18 штук
   Штаб роты: 505, 504
   1-й взвод: 515, 516, 517, 518
   2-й взвод: 525, 526, 527, 528
   3-й взвод: 535, 536, 537, 538
   4-й взвод: 545, 546, 547, 548
   
   6./SS-Pz.Rgt.12 Pz.Kpfw.IV - 18 штук
   7./SS-Pz.Rgt.12 Pz.Kpfw.IV - 18 штук
   8./SS-Pz.Rgt.12 Pz.Kpfw.IV - 18 штук
   9./SS-Pz.Rgt.12 Pz.Kpfw.IV - 18 штук
   
   6-я, 7-я, 8-я и 9-я роты, по своей организации аналогичны 5-й роте.
   
   К началу боевых действий противотанковый батальон 12-й ТД СС не успел получить положенную ему матчасть, и к началу июня 1944 года насчитывал только 10 истребителей танков Jagdpanzer IV, полученных 1-й ротой батальона 24 мая 1944 года. Поэтому батальон оставался на учебном полигоне в ожидании остальных одиннадцати самоходок, которые поступили только 13 июля. На фронт батальон начал прибывать в конце июля - начале августа. А боевые действия батальон начал с 8 августа, когда началась британо-канадская операция под кодовым названием "Тоталайз". По внешнему виду и нумерации машин батальона ничего сказать нельзя, так как их фотографии мне не известны.
   
   Теоретическая организация SS-Pz.Jg.Rgt.12 в июне 1944 года.
   
   SS-Pz.Jg.Rgt.12
   Штаб: Bef.Jagdpanzer IV - один
   1./SS-Pz.Jg.Rgt.12 Jagdpanzer IV - 10 штук
   2./SS-Pz.Jg.Rgt.12 Jagdpanzer IV - 10 штук
   3./SS-Pz.Jg.Rgt.12 буксируемые орудия 7,5 см PAK 40 - 12 штук
   
   О внешнем виде самоходных гаубиц "Веспе" и "Хуммель" из артполка 12-й ТД СС тоже известно очень мало. Дивизионная эмблема на "Хуммелях" замечена на правом лобовом бронелисте рубки, а на "Веспе" на правом кормовом листе рубки. Известен только один тактический номер - 316, нанесённый на борту рубки "Хуммеля" из 3-й батареи.
   
   Теоретическая организация I.(Sfl)/SS-Pz.Art.Rgt.12 в июне 1944 года.
   
   1-я батарея: САУ "Wespe" - 6 штук
   2-я батарея: САУ "Wespe" - 6 штук
   3-я батарея: САУ "Hummel" - 6 штук
   
   В свои первые бои танкисты второго танкового батальона SS-Pz.Rgt.12 вступили 7 июня 1944 года. 5-я и 6-я роты вели бои в районе населённых пунктов Франкевиль, Оти, Грюши и Бюрон, 7-я рота в районе Сен-Контест и Гальманш, а 8-я рота у Камб. За один день боёв с канадскими войсками батальоном было потеряно 12 танков. 9-я рота в этот день находилась в резерве и в боях не участвовала. Всего за месяц боёв, к 6 июля, второй батальон потерял в боях 44 танка Pz.Kpfw.IV.
   
   Первый танковый батальон SS-Pz.Rgt.12 вооруженный "Пантерами" прибыл на фронт вечером 8 июня и уже ночью 1-я и 4-я танковые роты батальона вступили в бои с канадскими войсками в районе населённого пункта Ро, а затем в Бретвиль-л’Оргейёз, где потеряли несколько танков. Первой потерей батальона стала "Пантера" №418, уничтоженная на главной улице Бретвиля с помощью ручного противотанкового гранатомёта PIAT. Рядом с "Пантерой", тоже из гранатомёта PIAT, был подбит и зенитный танк Flakpanzer 38(t). Днём 9 июня, после захвата Ро 3-я рота батальона атаковала Норрей-ан-Бессин. Двенадцать "Пантер" 3-й роты быстро наступали в сторону Норрея, вдоль железной дороги Кан - Байё, по южной стороне насыпи. На правом фланге двигались четыре "Пантеры" из 3-й взвода, слева шли пять "Пантер" 2-го взвода, а чуть позади шли две "Пантеры" 1-го взвода, рядом с которыми находился танк №304 временного командира роты гауптмана Карла-Хайнца Людемана (Karl-Heinz Luedemann), который заменил раненого накануне командира 3-й роты оберштурмфюрера СС Рудольфа фон Риббентропа (Rudolf von Ribbentrop). Приданная танкистам пехота из 15-й роты (разведывательной) SS-Pz.Gren.Rgt.25, не успевая за танками, сильно отстала. На подходе к Норрею танки 3-й роты чуть притормозили и начали разворачиваться налево, лобовой бронёй к посёлку, после чего из населённого пункта Бретвиль-л’Оргейёз, расположенного справа от железной дороги, примерно с километровой дистанции, по правым бортам "Пантер" открыли огонь 9 танков "Шерман" из 6-го канадского бронетанкового полка (1-го гусарского), сразу же уничтожив шесть танков и подбив ещё два. Уцелевшие "Пантеры" 3-й роты прекратили атаку и поспешно отошли назад, в деревушку Вилленев. В ходе короткой перестрелки сгорели все четыре танка правофлангового 3-го взвода: 335, 336, 337 и 338, и два танка 2-го взвода: 325 и 328, танки 327 и 329 были подбиты и впоследствии эвакуированы, а 326 вернулся с убитым командиром. Три "Пантеры" шедшие позади, уцелели. За тот же день 4 рота потеряла четыре "Пантеры" сгоревшими (номера 416, 417, 418, 427) и одна была подбита (№404). В 1-й роте только одна "Пантера" сгорела (№116), и одна была подбита (№115).
   После трагедии постигшей 3-ю роту, она 14 июня была отведена в тыл, оставшиеся в ней танки были переданы другим ротам батальона для восполнения потерь, а экипажи 3-й роты отправились на полигон Майли-ле-Камп, где получили, по разным источникам 13 или 17 новых "Пантер". В начале июля рота вернулась на фронт, и первое время находилась в резерве. Но уже 8 июля 1944 года 3-ю танковую роту снова постигла неудача. В расположенной на пути к Кану деревне Бюрон, занимал оборону третий батальон SS-Pz.Gren.Rgt.25, понёсшего значительные потери в боях с канадцами. Одна рота батальона оборонялась в самой деревне, а остальные в её окрестностях. На помощь батальону решено было отправить "Пантеры" 3-й роты SS-Pz.Rgt.12. Пехотинцы, которые должны были поддерживать действия роты, в условленное время не прибыли и командир 3-й роты оберштурмфюрер СС Рудольф фон Риббентроп решил атаковать Бюрон одними танками. В атаке участвовало 10 "Пантер" из 1-го и 2-го взводов, ещё четыре "Пантеры" 3-го взвода занимали оборонительные позиции к югу от Бюрона. Находящиеся поблизости четыре танка Pz.Kpfw.IV 3-го взвода 5-й роты SS-Pz.Rgt.12 Риббентроп присоединил к своим силам. Танки роты, разделившись на три группы, двинулись в сторону Бюрона. Не располагая данными, какие силы противника находятся в деревне и где находятся немецкие гренадеры, которым они пришли на помощь, "Пантеры" через проломы в каменной стене, окружавшей деревню, ворвались в Бюрон. Почти сразу после этого две "Пантеры" были подбиты 17-фунтовками английских противотанковых самоходок "Ахиллес" из приданной канадцам английской 245-й батареи 62-го противотанкового полка Королевской артиллерии, четыре из которых занимали позиции на южной окраине Бюрона, а другие четыре - на западной. Кроме "Ахиллесов" в окрестностях деревни находились семь "Шерманов" из 27-го танкового полка Шербрукских фузилёров. Оставшиеся "Пантеры" и Pz.Kpfw.IV вступили в бой с бронетехникой и противотанковой артиллерией Союзников. Потеряв в короткой перестрелке сгоревшими ещё пять "Пантер" и три Pz.Kpfw.IV, Риббентроп решил, что пора отступать, после чего оставшиеся танки вышли из боя, и направились в район аббатства Арденн. В этом бою 3-я рота SS-Pz.Rgt.12, почти как и месяц назад - 9 июня, снова потеряла серьёзные потери, лишившись сразу семи "Пантер". По данным канадцев, в Бюроне были безвозвратно потеряны два "Ахиллеса", ещё четыре были подбиты, кроме того было подбито три "Шермана".
   В тот же день четыре "Пантеры" 3-го взвода 3-й роты действовали отдельно от своей роты, ожидая атаки канадцев из Оти и Франкевиля. Заметив перед своими позициями "Шерманы", наступавшие из района Оти, "Пантеры" открыли по ним огонь, после чего на позиции "Пантер" обрушился град снарядов полевой артиллерии, одна "Пантера" получила прямое попадание снаряда и загорелась. После получения приказа на отход в тыл, три "Пантеры" двинулись назад. В результате, видимо попав в прицел канадцам, "Пантера" №335 командира взвода получила попадание бронебойного снаряда и загорелась. В итоге 3-я рота лишилась ещё двух "Пантер".
   Несли потери и другие танковые роты. Например, из-за понесённых потерь, уже в середине июня 1944 года, оставшиеся в 7-й роте танки Pz.Kpfw.IV были переданы в другие роты, а танкисты выведены в тыл. Через месяц рота получила 17 новых "четвёрок" и вернулась на фронт.
   Через месяц тяжёлых боев, 11 июля 1944 года, после того как Кан был практически захвачен войсками Союзников, понёсшие тяжёлые потери части "Гитлерюгенда", отвели с передовой в район Потиньи, для отдыха и пополнения. Но уже 18 июля подразделения дивизии снова была подняты по тревоге и выдвинуты на передовую - началось очередное британское наступление (операция "Goodwood"). После провала британского наступления, подразделения "Гитлерюгенда" находясь на относительно спокойных участках фронта, боёв практически не вели. В конце июля 1944 года нештатную 9-ю танковую роту второго батальона было решено расформировать и в батальоне осталось четыре роты, как и положено по штату. В начале августа 12-ю ТД СС сняли с фронта и отвели в тыл для подготовки в планируемом немецком контрнаступлении под Мортеном (операция "Luttich"). Но обстановка на фронте не позволила перебросить дивизию СС "Гитлерюгенда" под Мортен, так как 7 августа 1944 года началась ещё одна британо-канадская наступательная операция - "Totalize". Для стабилизации линии фронта дивизия СС "Гитлерюгенд" разделённая на две боевые группы и усиленная "Тиграми" 101-го ТТБ СС снова отправилась на передовую. После тяжёлых боёв, в ночь с 11 на 12 августа 12-ю ТД СС сняли с фронта и перебросили в район Фалеза, где она находилась в корпусном резерве. На тот момент в танковом полку дивизии оставалось боеготовыми всего 7 "Пантер" и 17 Pz.Kpfw.IV. Расположившись юго-западнее Фалеза части "Гитлерюгенда" заняли господствующую высоту и создали ряд опорных пунктов, и с вечера 14 августа снова вели бои с наступающими войсками Союзников, начавшими новое наступление (операция "Tractable"). В ходе боёв части "Гитлерюгенда" были выбиты со своих позиций и отошли к Фалезу, затем были выбиты и оттуда, после чего отступив на несколько километров, заняли новую линию оборону, которую удерживали, прикрывая выход немецких частей из образовавшегося "котла". Таким образом, когда "котёл" захлопнулся, часть подразделений "Гитлерюгенда" осталась внутри него, а некоторым подразделениям, находясь за его пределами, удалось этого избежать. Подразделения, избежавшие окружения принимали участие в боях на реке Сена, за которой пытались создать новую линию обороны.
   В начале сентября несколько наспех сформированных боевых групп из состава 12-й ТД СС продолжали вести бои, в то время как другие выводились в тыл для переформировки и доукомплектования. К началу октября практически все подразделения дивизии, потерявшие всю тяжёлую технику и вооружение, были собраны вместе и отправлены в Вестфалию для переформировки. Хотя некоторые подразделения продолжали воевать и соединились со своей дивизией только в конце октября.
   В течение октября - ноября шёл процесс пополнения дивизии личным составом и техникой. Из-за нехватки танков, в танковом полку "Гитлерюгенда" остался только один танковый батальон смешанного состава - две роты на танках "Пантера", а две роты на танках Pz.Kpfw.IV. Оставшиеся без танков танкисты четырёх других рот были отправлены на учебный полигон Фаллингбостель (Fallingbostel). Противотанковый батальон дивизии получил полный комплект новых самоходок Pz.IV/70(V).
   Ещё можно отметить поступление в разведывательный батальон дивизии новых тяжёлых бронеавтомобилей: четырёх Sd.Kfz.234/1 и трёх Sd.Kfz.234/3.
   Для компенсации отсутствия второго танкового батальона, дивизии СС "Гитлерюгенд" в середине декабря был придан тяжёлый батальон истребителей танков - s.Pz.Jg.Abt.560, 1-я рота которого была оснащена "Ягдпантерами", а штаб, 2-я и 3-я роты были оснащены самоходками Pz.IV/70(V).
   
Бронетранспортёры Sd.Kfz.251 из 10-й роты III.(gep)/SS-Pz.Gren.Rgt.26.

Бронетранспортёры Sd.Kfz.251 из 10-й роты III.(gep)/SS-Pz.Gren.Rgt.26.

Эмблемы 12-й ТД СС: сверху на БТР Sd.Kfz.251/7 12-й роты III.(gep)/SS-Pz.Gren.Rgt.26, а снизу на Sd.Kfz.250 №416 из 4-й роты разведывательного батальона дивизии c именем "Innsbruck" и гербом одноимённого города.

Эмблемы 12-й ТД СС: сверху на БТР Sd.Kfz.251/7 12-й роты III.(gep)/SS-Pz.Gren.Rgt.26, а снизу на Sd.Kfz.250 №416 из 4-й роты разведывательного батальона дивизии c именем "Innsbruck" и гербом одноимённого города.

На этом Sd.Kfz.250 из разведывательного батальона 12-й ТД СС установлена французская 25-мм автоматическая зенитная пушка Гочкисc. Известно фото ещё одного Sd.Kfz.250 №331 с установленной итальянской 20-мм зениткой Breda Model 35.

На этом Sd.Kfz.250 из разведывательного батальона 12-й ТД СС установлена французская 25-мм автоматическая зенитная пушка Гочкисc. Известно фото ещё одного Sd.Kfz.250 №331 с установленной итальянской 20-мм зениткой Breda Model 35.

Тяжёлый восьмиколёсный бронеавтомобиль Sd.Kfz.231 из разведывательного батальона 12-й ТД СС летом 1944 года на разрушенных улицах Кана.

Тяжёлый восьмиколёсный бронеавтомобиль Sd.Kfz.231 из разведывательного батальона 12-й ТД СС летом 1944 года на разрушенных улицах Кана.

Подбитая летом 1944 года командирская "Пантера" №154 из штаба 1-го батальона SS-Pz.Rgt.12. На борту башни заметно характерные крепления для гусеничных траков.

Подбитая летом 1944 года командирская "Пантера" №154 из штаба 1-го батальона SS-Pz.Rgt.12. На борту башни заметно характерные крепления для гусеничных траков.

Два зенитных танка Flakpanzer 38(t) из зенитного взвода штаба SS-Pz.Rgt.12.

Два зенитных танка Flakpanzer 38(t) из зенитного взвода штаба SS-Pz.Rgt.12.

На переднем плане видно Flakpanzer 38(t) уничтоженный в Бретвиле, дальше по улице заметно "Пантеру" №418 подбитую из гранатомёта PIAT.

На переднем плане видно Flakpanzer 38(t) уничтоженный в Бретвиле, дальше по улице заметно "Пантеру" №418 подбитую из гранатомёта PIAT.

"Пантера" 12-й ТД СС перенумерованная после передачи из 1-й в 3-ю роту.

"Пантера" 12-й ТД СС перенумерованная после передачи из 1-й в 3-ю роту.

Ещё одна захваченная союзниками "Пантера" из 1-й роты SS-Pz.Rgt.12.

Ещё одна захваченная союзниками "Пантера" из 1-й роты SS-Pz.Rgt.12.

Две разных "Пантеры" 12-й ТД СС с одинаковым номером 216. Сверху модификация Ausf.D, а снизу Ausf.А.

Две разных "Пантеры" 12-й ТД СС с одинаковым номером 216. Сверху модификация Ausf.D, а снизу Ausf.А.

На этой "Пантере" №304 хорошо видно, что номер нанесён просто белым контуром, без заполнения. Хотя на цветных "боковиках" номер обычно изображают красным или чёрным цветом.

На этой "Пантере" №304 хорошо видно, что номер нанесён просто белым контуром, без заполнения. Хотя на цветных "боковиках" номер обычно изображают красным или чёрным цветом.

Ещё две "Пантеры" из 3-й роты. Заметно различие в написании цифр номера.

Ещё две "Пантеры" из 3-й роты. Заметно различие в написании цифр номера.

Пара "Пантер" из 4-й роты SS-Pz.Rgt.12 во Франции.

Пара "Пантер" из 4-й роты SS-Pz.Rgt.12 во Франции.

Аэрофотоснимок местности в районе комунн Бретвиль-л’Оргейёз и Норрей, где 9 июня 1944 года 3-я рота SS-Pz.Rgt.12 понесла тяжёлые потери.

Аэрофотоснимок местности в районе комунн Бретвиль-л’Оргейёз и Норрей, где 9 июня 1944 года 3-я рота SS-Pz.Rgt.12 понесла тяжёлые потери.

Одна из уничтоженных шести "Пантер" 3-й роты и фрагменты аэрофотоснимков с остовами всех шести потерянных 9 июня танков.

Одна из уничтоженных шести "Пантер" 3-й роты и фрагменты аэрофотоснимков с остовами всех шести потерянных 9 июня танков.

"Пантера" №326 уцелевшая в бою у Норрея. Из экипажа погиб только командир танка, выглянувший из люка и убитый прямым попаданием противотанкового снаряда.

"Пантера" №326 уцелевшая в бою у Норрея. Из экипажа погиб только командир танка, выглянувший из люка и убитый прямым попаданием противотанкового снаряда.

Танк Pz.Kpfw.IV №555 командира 2-го батальона SS-Pz.Rgt.12, судя по креплению антенны на борту башни переделанный в командирский танк из линейного. На правом подкрылке тактический знак штаба танкового батальона.

Танк Pz.Kpfw.IV №555 командира 2-го батальона SS-Pz.Rgt.12, судя по креплению антенны на борту башни переделанный в командирский танк из линейного. На правом подкрылке тактический знак штаба танкового батальона.

Ещё два танка из штаба 2-го танкового батальона. Сверху второй танк взвода связи с номером 554, а снизу танк с номером 560 из разведывательного взвода.

Ещё два танка из штаба 2-го танкового батальона. Сверху второй танк взвода связи с номером 554, а снизу танк с номером 560 из разведывательного взвода.

Подбитый или брошенный в боях за Карпике танк Pz.Kpfw.II из 12-й ТД СС.

Подбитый или брошенный в боях за Карпике танк Pz.Kpfw.II из 12-й ТД СС.

Танк Pz.Kpfw.IV из 6-й роты перед началом боевых действий.

Танк Pz.Kpfw.IV из 6-й роты перед началом боевых действий.

Ещё два танка из 6-й роты. Хорошо видно, что тактические номера нанесены вручную, без использования трафарета.

Ещё два танка из 6-й роты. Хорошо видно, что тактические номера нанесены вручную, без использования трафарета.

Два танка Pz.Kpfw.IV с нанесённым по разному номером 646. Вероятно танк был перенумерован или получен новый взамен подбитого.

Два танка Pz.Kpfw.IV с нанесённым по разному номером 646. Вероятно танк был перенумерован или получен новый взамен подбитого.

Два снимка танка Pz.Kpfw.IV №837 до начала боевых действий и после захвата союзниками. Это один из немногих танков 12-й ТД СС на которых видно эмблему дивизии.

Два снимка танка Pz.Kpfw.IV №837 до начала боевых действий и после захвата союзниками. Это один из немногих танков 12-й ТД СС на которых видно эмблему дивизии.

Ещё один танк 12-й ТД СС на котором заметно дивизионную эмблему - командирский танк Pz.Kpfw.IV из штаба 2-го танкового батальона.

Ещё один танк 12-й ТД СС на котором заметно дивизионную эмблему - командирский танк Pz.Kpfw.IV из штаба 2-го танкового батальона.

Танки Pz.Kpfw.IV из нештатной 9-й роты SS-Pz.Rgt.12 во Франции.

Танки Pz.Kpfw.IV из нештатной 9-й роты SS-Pz.Rgt.12 во Франции.

Ещё пара "четвёрок" 9-й роты: сверху предположительно 946, а снизу 948.

Ещё пара "четвёрок" 9-й роты: сверху предположительно 946, а снизу 948.

Самоходная гаубица "Веспе" из артполка 12-й ТД СС. На машине заметно натянутую сетку для крепления растительного камуфляжа и балочный крест на переднем бронелисте рубки.

Самоходная гаубица "Веспе" из артполка 12-й ТД СС. На машине заметно натянутую сетку для крепления растительного камуфляжа и балочный крест на переднем бронелисте рубки.

Подбитая или брошенная летом 1944 года САУ "Веспе" 12-й ТД СС. Опять видно характерное расположение балочного креста и эмблему дивизии на кормовом листе рубки.

Подбитая или брошенная летом 1944 года САУ "Веспе" 12-й ТД СС. Опять видно характерное расположение балочного креста и эмблему дивизии на кормовом листе рубки.

Разбитая во Франции 150-мм самоходная гаубица "Хумммель" из 12-й ТД СС. Хорошо заметно эмблему дивизии и пробоину в НЛД корпуса.

Разбитая во Франции 150-мм самоходная гаубица "Хумммель" из 12-й ТД СС. Хорошо заметно эмблему дивизии и пробоину в НЛД корпуса.

Еще пара снимков той же САУ. На оторванном бортовом листе рубки заметен тактический номер 316.

Еще пара снимков той же САУ. На оторванном бортовом листе рубки заметен тактический номер 316.

Потерянная летом 1944 года во Франции техника 12-й ТД СС: зенитный танк Flakpanzer 38(t) и Pz.Kpfw.IV №527.

Потерянная летом 1944 года во Франции техника 12-й ТД СС: зенитный танк Flakpanzer 38(t) и Pz.Kpfw.IV №527.

Декабрь 1944 года - январь 1945 года, Арденны.
   Немецкое наступление в Арденнах в документах различных инстанций проходило под двумя названиями: для ОКВ - "Вахта на Рейне" (нем. "Wacht am Rhein"), а для группы армий "В" - "Осенний туман" (нем. "Herbstnebel").
   В танковом полку 12-й танковой дивизии СС "Лейбштандарт", к началу наступления, как уже упоминалось, остался всего один танковый батальон смешанного состава, две роты которого были оснащены танками "Пантера", а две другие танками Pz.Kpfw.IV. Все четыре танковые роты имели однотипную организацию - три взвода по пять танков и два танка в штабе роты. Всего в дивизии СС "Гитлерюгенд" перед началом наступления имелся 41 танк "Пантера" Ausf.G (включая 4 командирских) и 34 танка Pz.Kpfw.IV Ausf.J.
   
   Все полученные танки "Пантера" были окрашены в заводской стандартный трёхцветный камуфляж (на некоторых снимках отчётливо заметен камуфляж фирм MAN и MNH) и не имели "циммеритового" покрытия. Тактические номера "Пантер" были как и раньше, трёхзначные с нумерацией танков во взводе с 5 до 9. Наносили номера чёрным цветом с белым контуром на борта и корму башни. Только теперь номера танков были нанесены более аккуратно, и ширина цифр была меньше, чем летом 1944 года. У многих "Пантер" на бортах башни были наварены по две пары "П"-образных креплений для навешивания дополнительных гусеничных траков. На танках Pz.Kpfw.IV тактические номера были тоже чёрные с белым контуром, и наносились в передней части башенных защитных экранов. Дивизионную эмблему на танки 12-й ТД СС, по-видимому, больше не наносили, по крайней мере, на фотографиях её не заметно.
   Две роты и штаб противотанкового батальона имели на вооружении 21 истребитель танков Pz.IV/70(V), а в третьей роте были буксируемые противотанковые орудия.
   В артполку дивизии, самоходной артиллерии ("Веспе" и "Хуммелей") больше не было, в наличии имелись только буксируемые орудия и один транспортёр боеприпасов - Munitionstrager "Wespe".
   
   Теоретическая организация SS-Pz.Rgt.12 в декабре 1944 года.
   
   Штаб SS-Pz.Rgt.12
   Взвод связи: Pz.Bf.Wg.V "Panther" - 055, 054
   Взвод разведки: Pz.Kpfw.V "Panther" - 056, 057, 058
   Зенитный взвод: Flakpanzer IV "Wirbelwind" - 4 штуки
   
   Штаб I.(gem.)/SS-Pz.Rgt.12
   Взвод связи: Pz.Bf.Wg.V "Panther" - 155, 154
   Взвод разведки: танков нет
   Зенитный взвод: Sd.Kfz.7/1 - 3 штуки
   
   1./SS-Pz.Rgt.12 Pz.Kpfw.V "Panther" - 17 штук
   Штаб роты: 105, 104
   1-й взвод: 115, 116, 117, 118, 119
   2-й взвод: 125, 126, 127, 128, 129
   3-й взвод: 135, 136, 137, 138, 139
   
   3./SS-Pz.Rgt.12 Pz.Kpfw.V "Panther" - 17 штук
   Штаб роты: 305, 304
   1-й взвод: 315, 316, 317, 318, 319
   2-й взвод: 325, 326, 327, 328, 329
   3-й взвод: 335, 336, 337, 338, 339
   
   6./SS-Pz.Rgt.12 Pz.Kpfw.IV - 17 штук
   Штаб роты: 605, 604
   1-й взвод: 615, 616, 617, 618, 619
   2-й взвод: 625, 626, 627, 628, 629
   3-й взвод: 635, 636, 637, 638, 639
   
   7./SS-Pz.Rgt.12 Pz.Kpfw.IV - 17 штук
   Штаб роты: 705, 704
   1-й взвод: 715, 716, 717, 718, 719
   2-й взвод: 725, 726, 727, 728, 729
   3-й взвод: 735, 736, 737, 738, 739
   
   Теоретическая организация SS-Pz.Jg.Rgt.12 в декабре 1944 года.
   
   Штаб: Bef.Pz.IV/70(V) - один
   1./SS-Pz.Jg.Rgt.12: Pz.IV/70(V) - 10 штук
   2./SS-Pz.Jg.Rgt.12: Pz.IV/70(V) - 10 штук
   3./SS-Pz.Jg.Rgt.12: буксируемые орудия 7,5 см PAK 40 - 8 штук
   
   Теоретическая организация тяжёлого противотанкового батальона - s.Pz.Jg.Abt.560, приданного 12-й ТД СС.
   
   Штаб s.Pz.Jg.Abt.560
   Взвод связи: Bef.Pz.IV/70(V) - 3 штуки
   Зенитный взвод: Flakpanzer IV "Wirbelwind" - 4 штуки
   
   1./s.Pz.Jg.Abt.560: "Jagdpanther" - 13 штук
   2./s.Pz.Jg.Abt.560: Pz.IV/70(V) - 14 штук
   3./s.Pz.Jg.Abt.560: Pz.IV/70(V) - 14 штук
   
   В ночь на 14 декабря подразделения 12-й ТД СС "Гитлерюгенд" начали выдвижение на исходные позиции. Дивизия была разделена на четыре боевые группы, которые должны были наступать по трём разным маршрутам, названным "Шоссе А, B, С". По расположенному на правом фланге "Шоссе А" должен был двигаться первый батальон SS-Pz.Gren.Rgt.25 из состава боевой группы "Muller". Батальон должен был соединиться со сводной боевой группой парашютистов люфтваффе под командованием подполковника Фридриха фон дер Гейдте (Friedrich - August Freiherr von der Heydte), заброшенными в тыл американцев в ночь с 16 на 17 декабря 1944 года в ходе проведения операции "Stoesser". Вместе с парашютистами было три или четыре артиллерийских наблюдателя из 7-й батареи артполка 12-й ТД СС. Парашютисты должны были занять стратегически важную дорожную развязку в районе городка Барак Мишель в 11 километрах севернее Мальмеди и удерживать её до подхода подкреплений из 12-й ТД СС для того, что бы помешать подходу к фронту американских подкреплений.
   По "Шоссе В", которое на начальном участке совпадало с "Шоссе А", должна была двигаться боевая группа "Muller", а "Шоссе С" было предназначено сразу для трёх боевых групп. Первой должна была двигаться боевая группа "Kuhlmann", второй шла боевая группа "Bremer", за которой должна была следовать боевая группа "Krause".
   Боевые группы 12-й ТД СС должны были вступить в бой после прорыва американской обороны армейскими пехотными дивизиями. Но с началом наступления, из-за упорного сопротивления американцев, планы пришлось менять, так же как маршруты выдвижения, и состав боевых групп.
   
   Первоначальный состав боевых групп 12-й ТД СС на 16 декабря 1944 года.
   
   Боевая группа "Kuhlmann"
   I./SS-Pz.Rgt.12
   s.Pz.Jg.Abt.560
   III.(gep.)/SS-Pz.Gren.Rgt.26
   I./SS-Pz.Art.Rgt.12
   1.(gep.)/SS-Pz.Pi.Btl.12
   13. (IG)/SS-Pz.Gren.Rgt.26
   
   Боевая группа "Bremer"
   SS-Panzer Aufklarungs Abteilung 12
   
   Боевая группа "Krause"
   I./SS-Pz.Gren.Rgt.26
   II./SS-Pz.Gren.Rgt.26
   III./SS-Pz.Art.Rgt.12
   SS-Werfer-Abt.12
   SS-Flak.Abt.12
   4./SS-Pz.Pi.Btl.12
   14.(Flak)/SS-Pz.Gren.Rgt.26
   16.(Pi)/SS-Pz.Gren.Rgt.26
   
   Боевая группа "Muller"
   SS-Pz.Gren.Rgt.25
   SS-Pz.Jg.Abt.12
   II./SS-Pz.Art.Rgt.12
   3./SS-Pz.Pi.Btl.12
   13.(IG)/SS-Pz.Gren.Rgt.25
   14.(Flak)/SS-Pz.Gren.Rgt.25
   16.(Pi)/SS-Pz.Gren.Rgt.25
   
   16 декабря 1944 года, после окончания артиллерийской подготовки в бой пошли части 277-й народно-гренадерской дивизии, которые должны были прорвать оборону американцев в районе деревень Кринкельт и Рочерат (прозванных "Двойной деревней") и открыть дорогу для боевой группы "Muller" 12-й ТД СС, которая должна была двигаться по "Шоссе А/В". Но 277-я народно-гренадерская дивизия не смогла прорвать оборону американцев и ей на помощь отправили первый батальона SS-Pz.Gren.Rgt.25. Южнее шло сосредоточение еще одной ударной группировки. Части 12-й народно-гренадерской дивизии после захвата Лосгеймеграбена должны были взять штурмом Мюринген, а затем Бюллинген, расположенные на "Шоссе С" по которому должны были двигаться сразу три боевые группы 12-й ТД СС: "Kuhlmann", "Bremer" и "Krause". Но к исходу первого дня боёв прорвать оборону американских войск не удалось, и на следующий день было принято решение ввести в бой части 12-й ТД СС.
   Для активизации усилий по прорыву американской обороны вечером 17 декабря в районе Кринкельт - Рочерат отправили подразделения боевой группы "Muller": второй и третий батальоны SS-Pz.Gren.Rgt.25 и две роты противотанковых самоходок из SS-Pz.Jg.Abt.12. В районе "Двойной деревни" и прилегающих окрестностях оборонялись американские подразделения 393-го пехотного полка 99-й пехотной дивизии, а так же подразделения 9-го и 38-го ПП 2-й ПД, которым оказывали поддержку танки "Шерман" 741-го танкового батальона и самоходки М-10 из 644-го батальона истребителей танков, которые постепенно подтягивались к полю боя.
   В ходе боя с упорно обороняющимися американцами и царящей неразберихи, в ночь с 17 на 18 декабря в Рочерат смогли прорваться до роты гренадеров SS-Pz.Gren.Rgt.25 и четыре самоходки Pz.IV/70(V) из 1-й роты SS-Pz.Jg.Abt.12. Остальные шесть самоходок 1-й роты, в ходе ночного марша и сильной метели, из за плохой видимости свернули не туда и вошли в Рочерат с другого направления и без пехотного прикрытия, в результате чего все они, кроме одной самоходки, были подбиты. Экипажам четырёх других Pz.IV/70(V) повезло больше, им удалось подбить три "Шермана" и отбить атаки американской пехоты, затем они заняли круговую оборону, но с наступлением утра отошли из деревни. Этой же ночью в деревню попыталась пробиться семь самоходок Pz.IV/70(V) из 2-й роты SS-Pz.Jg.Abt.12, в результате чего четыре из них были подбиты. Часть подбитых самоходок позже была эвакуирована и восстановлена.
   Что бы ускорить захват "Двойной деревни" в бой было решено ввести танковый батальон SS-Pz.Rgt.12, танки "Пантера" которого в ночь на 18 декабря выдвинулись в район деревни, на подходе к которой встретились с самоходками SS-Pz.Jg.Abt.12. На рассвете 18 декабря танки и самоходки 12-й ТД СС вместе с гренадерами SS-Pz.Gren.Rgt.25 пошли в атаку на Рочерат. Первыми потерями I./SS-Pz.Rgt.12 стали две "Пантеры" из 1-й роты (№127 и №135), которые наткнулись на передовые позиции американцев из 9-го пехотного полка 2-й ПД, находящиеся примерно в полутора километрах северо-восточнее Кринкельт-Рочерата, на пастбищах у перекрёстка дорог под названием Lausdell, где находилась небольшая ферма и несколько сараев. Шедшая первой "Пантера" №135 наехала левой гусеницей на противотанковую мину, и потеряв ход остановилась открыв огонь по строениям фермы. Шедшая второй "Пантера" №127 прошла перекрёсток и развернулась влево, лобовой бронёй к ферме, после чего получила попадание из "базуки", разбившее ей левую гусеницу, и тоже остановившись открыла огонь по позициям американцев. Из тумана на американские позиции стали выдвигаться и вступать в бой гренадеры СС. Затем 127-я "Пантера" была обстреляна винтовочными гранатами, после чего её башня перестала вращаться, а экипаж попытался покинуть танк, но был расстрелян. От обстрела на ферме загорелся сарай с сеном, осветив окрестности и экипаж обездвиженной "Пантеры" №135 воспользовавшись этим, стал активнее вести огонь по замеченным огневым точкам американцев. Для её нейтрализации трое американских пехотинцев подкрались к "Пантере", закинули ей на моторный отсек открытую канистру с бензином, а затем подожгли фосфорной гранатой. После чего уничтожили попытавшийся выбраться из загоревшегося танка экипаж. Подошедшие чуть позже основные силы немцев тоже вступили в бой, и американские пехотинцы попавшие в трудную ситуацию, вынуждены были вызвать артиллерийский огонь по своим позициям, в результате которого одна из атакующих "Пантер" SS-Pz.Rgt.12 получила прямое попадание артиллерийского снаряда в крышу башни, вероятно вызвавшее детонацию боекомплекта, вследствие чего танк разорвало на куски. В ходе дальнейшего боя американцы были выбиты со своих позиций и отошли в "Двойную деревню". Преследуя их, туда стали входить танки "Пантера" и гренадеры 12-й ТД СС.
   В самом Рочерате завязались тяжёлые уличные бои, в ходе которых "Пантеры" 1-й и 3-й танковых рот I./SS-Pz.Rgt.12 понесли тяжёлые потери от "базук", противотанковых орудий, "Шерманов" и самоходок М-10. Всего в ходе боёв 17 - 18 декабря 1944 года в районе "Двойной деревни" части 12-й ТД СС потеряли около 15 танков "Пантера" (известные номера: 154, 125, 126, 127, 135, 305, 304, 318, 327), один танк Pz.Kpfw.IV и два Pz.IV/70(V). Два американских танковых подразделения, которые вели бои в Кринкельте и Рочерате - 741-й танковый батальон и 644-й батальон истребителей танков, заявили 44 подбитых немецких танка. 741-й батальон заявил о уничтожении 27 немецких танков, собственные потери батальона составили 11 танков "Шерман", 644-й батальон заявил о уничтожении 17 немецких танков, при потере двух своих самоходок М-10. 801-й батальон истребителей танков, вооружённый 76-мм буксируемыми противотанковыми орудиями М5 (3 inch Gun M5) заявил о уничтожении 12 "четвёрок" и двух "Тигров", при потере 17 своих орудий М5. Кроме того, пехотинцы и артиллеристы 2-й пехотной дивизии США отчитались о уничтожении 36 немецких танков (17 "базуками" и 19 противотанковыми орудиями).
   На дальнейшие события повлиял успех боевой группы "Пайпер" из 1-й ТД СС, которая заняла Ставелот, а к вечеру достигла Стумона. Из-за чего 12-я ТД СС получила приказ свернуть все операции в Кринкельте и Рочерате, и переместиться в район Бюлингена, где она переходила в оперативное подчинение II-го танкового корпуса СС.
   Части "Гитлерюгенда" не принимавшие участие в боях начали выдвижение уже вечером 18 декабря, а части застрявшие в боях у Кринкельта и Рочерата сменялись подразделениями 3-й панцергренадерской дивизии до ночи 20 декабря, после чего, сразу же отправлялись к Бюлингену. В то же время, одновременно с немцами, американские части под прикрытием массированного артобстрела тоже покидали "Двойную деревню", отступая на новые позиции.
   Дивизия "Гитлерюгенд" получила приказ наступать на правом фланге "Лейбштандарта", вдоль дороги Бюллинген - Бютгенбах. Ночью с 18 на 19 декабря первые части 12-й ТД СС начали прибывать в Бюллинген занятый подразделениями 12-й народно-гренадерской дивизией. Для ночной атаки на Бютгенбах была сформирована боевая группа "Kuhlmann", состоящая из штаба SS-Pz.Rgt.12, первого батальона SS-Pz.Gren.Rgt.26 роты самоходок из s.Pz.Jg.Abt.560, артподдержку группе должны были оказывать орудия второго дивизиона SS-Pz.Art.Rgt.12. Городок Бютгенбах располагался на возвышенности, относящейся к хребту Эльзенборн, юго-восточнее городка располагалось большое каменное здание хозяйского дома с пристройками и сараями - Дом Бютгенбах (Domane Butgenbach), расположенный на стратегическом перекрестке, где и развернулись очередные тяжёлые бои, продолжающиеся до 22 декабря. Оборону в указанном районе уже успели занять подразделения 26-го пехотного полка 1-й пехотной дивизии армии США , известной как "Big Red One". Позиции американской пехоты были усилены танками "Шерман" из роты "С" 745-го танкового батальона и одним взводом самоходок М-10 из роты "А" 634-го батальона истребителей танков. 21 декабря к атакам на Бютгенбах подключились подразделения 12-й ТД СС, прибывшие из района Кринкельт - Рочерат, а на помощь к американцам подошли двенадцать 90-мм САУ М-36 из роты "С" 703-го батальона истребителей танков. 22 декабря в ходе последней атаки на Бютгенбах, была подбита командирская "Пантера" №155, находящийся в ней командир первого батальона SS-Pz.Rgt.12 штурмбанфюрер СС Арнольд Юргенсен (Arnold Jurgensen), на следующий день скончался от ран. Бютгенбах захватить так и не удалось. В ходе четырёхдневных боёв за Дом Бютгенбах 12-я ТД СС потеряла безвозвратно, приблизительно десять "Пантер", семь Pz.Kpfw.IV и шесть Pz.IV/70(V). Данных по потерям приданного дивизии s.Pz.Jg.Abt.560 нет, хотя есть снимки как минимум четырёх "Ягдпантер" потерянных в этом районе, известны номера трёх из них - 131, 132 и 134. Всего, по докладам американских патрулей из 26-го ПП 1-й ПД, после отхода немцев на местах боёв ими было насчитано около 30 подбитых немецких танков и САУ.
   
   После всех этих неудач, вечером 22 декабря 12-ю ТД СС "Гитлерюгенд" сняли с этого участка фронта и начали перебрасывать в район Мёдершайд - Дошам. Дивизия получила несколько дней на приведение в порядок своих потрёпанных частей, эвакуацию и ремонт повреждённых танков и самоходок, которые были разбросаны на большой площади. После чего, части "Гитлерюгенда" перебросили в сектор Бастони, где дивизия с 3 по 8 января 1945 года была втянута в очередные тяжёлые бои. На 31 декабря 1944 года в 12-й ТД СС насчитывалось 23 танка "Пантера" (7 боеготовых), 29 танков Pz.Kpfw.IV (13 боеготовых) и 19 самоходок Pz.IV/70(V) (15 боеготовых).
   
   Наличие боеготовых танков в SS-Pz.Rgt.12 на 31 декабря 1944 года.
   
   Штаб SS-Pz.Rgt.12: Pz.Bf.Wg.V "Panther" - один
   Штаб I.(gem.)/SS-Pz.Rgt.12: - танков нет
   1./SS-Pz.Rgt.12: Pz.Kpfw.V "Panther" - 3 штуки
   3./SS-Pz.Rgt.12: Pz.Kpfw.V "Panther" - 3 штуки
   6./SS-Pz.Rgt.12: Pz.Kpfw. IV - 6 штук
   7./SS-Pz.Rgt.12: Pz.Kpfw. IV - 7 штук
   
   3 января 1945 года части 12-й ТД СС начали атаку на Бастонь и отбили у американцев деревни Бурси и Арлонкур. а затем продвинулись на линию деревень Бизори - Мажере, после чего наступление потрёпанных частей "Гитлерюгенда" под сильным артиллерийским огнём американцев застопорилось и дальше они продвинуться так и не смогли. 7 января было принято решение вывести сильно потрёпанную дивизию в резерв, но на следующий день некоторые подразделения "Гитлерюгенда" получили приказ нанести ещё один локальный удар для захвата важной высоты 501, расположенной западнее Мажере, но снова ничего не добились. После чего пехотные подразделения 12-й ТД СС начали отводить с передовой и перебрасывать в район Кёльна, хотя танковые подразделения дивизии остались на передовой в качестве корпусного резерва до 10 января. Всего за время боёв в Арденнах в 12-й ТД СС было безвозвратно потеряно 24 "Пантеры", так же были списаны 15 танков Pz.Kpfw.IV и 8 самоходок Pz.IV/70(V). На 15 января в "Гитлерюгенде" насчитывалось 17 танков "Пантера" (боеготовых 11), 22 танка Pz.Kpfw.IV (боеготовых 12) и 13 самоходок Pz.IV/70(V).
   
Две потерянные в Арденнах "Пантеры" с номерами 056 и 058 из разведывательного взвода штаба SS-Pz.Rgt.12.

Две потерянные в Арденнах "Пантеры" с номерами 056 и 058 из разведывательного взвода штаба SS-Pz.Rgt.12.

Две подбитые на окраине "Двойной деревни" "Пантеры" с номерами 327 и 154 из 12-й ТД СС. Из-за "Пантеры" №327 выглядывает ствол противотанковой самоходки Pz.IV/70(V) из SS-Pz.Jg.Rgt.12.

Две подбитые на окраине "Двойной деревни" "Пантеры" с номерами 327 и 154 из 12-й ТД СС. Из-за "Пантеры" №327 выглядывает ствол противотанковой самоходки Pz.IV/70(V) из SS-Pz.Jg.Rgt.12.

Ещё пара снимков тех же "Пантер". Слева №327 из 3-й роты, а справа №154 из штаба первого батальона SS-Pz.Rgt.12.

Ещё пара снимков тех же "Пантер". Слева №327 из 3-й роты, а справа №154 из штаба первого батальона SS-Pz.Rgt.12.

Вид спереди на "Пантеру" №327 за которой видно Pz.IV/70(V) на орудийной маске которого заметен какой то рисунок.

Вид спереди на "Пантеру" №327 за которой видно Pz.IV/70(V) на орудийной маске которого заметен какой то рисунок.

Два ракурса "Пантеры" №126 подбитой 18 января 1945 года у Кринкельт-Рочерата.

Два ракурса "Пантеры" №126 подбитой 18 января 1945 года у Кринкельт-Рочерата.

Рисунок перекрёстка Лаусделль на котором видно здание фермы и две подбитые "Пантеры" 12-й ТД СС. Автор рисунка - художник армии США Harrison S. Standley.

Рисунок перекрёстка Лаусделль на котором видно здание фермы и две подбитые "Пантеры" 12-й ТД СС. Автор рисунка - художник армии США Harrison S. Standley.

Сверху фото сделанное после боёв, слева танк №127, справа №135. Снизу этот же перекрёсток в наши дни.

Сверху фото сделанное после боёв, слева танк №127, справа №135. Снизу этот же перекрёсток в наши дни.

Сверху ещё один снимок этих же "Пантер", а снизу остатки "Пантеры" уничтоженной прямым попаданием крупнокалиберного артиллерийского снаряда.

Сверху ещё один снимок этих же "Пантер", а снизу остатки "Пантеры" уничтоженной прямым попаданием крупнокалиберного артиллерийского снаряда.

На верхнем снимке две "Пантеры" 12-й ТД СС уничтоженные в Кринкельт-Рочерате: спереди №318 за ним №305. Нижний снимок сделан после войны: 318-ю с дороги убрали, а 305-я и 3хх всё так же стоят там где их подбили.

На верхнем снимке две "Пантеры" 12-й ТД СС уничтоженные в Кринкельт-Рочерате: спереди №318 за ним №305. Нижний снимок сделан после войны: 318-ю с дороги убрали, а 305-я и 3хх всё так же стоят там где их подбили.

Ещё два снимка этой же группы "Пантер". Сверху, с проломом в башне №305, за ним ещё одна "Пантера" из 3-й роты, снизу стоит она же.

Ещё два снимка этой же группы "Пантер". Сверху, с проломом в башне №305, за ним ещё одна "Пантера" из 3-й роты, снизу стоит она же.

Те же самые "Пантеры", с башней развёрнутой назад №305.

Те же самые "Пантеры", с башней развёрнутой назад №305.

На верхнем снимке "Пантера" №125 подбитая из базуки в "Двойной деревне", а снизу уже другая "Пантера" №305, но тоже подбитая.

На верхнем снимке "Пантера" №125 подбитая из базуки в "Двойной деревне", а снизу уже другая "Пантера" №305, но тоже подбитая.

Единственный известный мне снимок "четвёрки" 12-й ТД СС в Арденнах. На этом послевоенном снимке видно подбитый Pz.Kpfw.IV №625.

Единственный известный мне снимок "четвёрки" 12-й ТД СС в Арденнах. На этом послевоенном снимке видно подбитый Pz.Kpfw.IV №625.

Три "Ягдпантеры" из 1-й роты s.Pz.Jg.Abt.560, приданного 12-й ТД СС. Скорее всего машины банально съехали с дороги и завязли в грязи.

Три "Ягдпантеры" из 1-й роты s.Pz.Jg.Abt.560, приданного 12-й ТД СС. Скорее всего машины банально съехали с дороги и завязли в грязи.

Подбитая у Дом Бютгенбах "Ягдпантера" №134 из s.Pz.Jg.Abt.560.

Подбитая у Дом Бютгенбах "Ягдпантера" №134 из s.Pz.Jg.Abt.560.

Группа из трёх машин потерянных в боях у Дом Бютгенбах: танк арткорректировщиков Pz.Beob.Wg.IV, за ним "Ягдпантера" №134, а справа у дороги истребитель танков Pz.IV/70(V).

Группа из трёх машин потерянных в боях у Дом Бютгенбах: танк арткорректировщиков Pz.Beob.Wg.IV, за ним "Ягдпантера" №134, а справа у дороги истребитель танков Pz.IV/70(V).

Февраль 1945 года, Словакия, операция "Южный ветер".
   После провала немецкого наступления в Арденнах 12-я танковая дивизия СС "Гитлерюгенд" была снята с фронта и переброшена в район Кёльна для пополнения и перевооружения перед предстоящей отправкой на Восточный фронт для участия в новом планируемом наступлении в Венгрии - операции "Весеннее пробуждение". Подразделения дивизии в ходе боёв в Арденнах понесли большие потери. Но благодаря полученному в январе 1945 года пополнению, численность бронетехники удалось довести до приемлемого уровня. И в начале февраля в танковом полку дивизии насчитывалось даже чуть больше техники, чем было до этого в Арденнах.
   Всего в SS-Pz.Rgt.12 было 44 танка "Пантера" Ausf.G (36 боеготовых) и 34 танка Pz.Kpfw.IV Ausf.J (26 боеготовых). В зенитном взводе полкового штаба, по-видимому, было 4 зенитных танка "Вирбельвинд". Необходимо отметить, что в танковом полку произошли изменения: 1-я, 3-я, 5-я и 6-я танковые роты первого батальона отправились в Германию, на полигон Фаллингбостель, а им на замену прибыл второй танковый батальон в составе 2-й, 4-й, 7-й и 8-й танковых рот, которые до этого занимались боевой подготовкой и ожидали получения танков.
   Сразу хотелось бы заметить, что указанные номера танковых рот, приводящиеся во многих работах по истории дивизии, мне кажутся ошибочными. Дело в том, что фотографические источники действительно подтверждают наличие в Арденнах танков 1-й, 3-й, и 6-й рот, а в Венгрии есть снимки танков только 5-й роты. Поэтому рискну предположить, что на самом деле в составе I./SS-Pz.Rgt.12 в Арденнах были 1-я, 3-я, 6-я и 7-я роты, а в составе II./SS-Pz.Rgt.12 в Венгрии были 2-я, 4-я, 5-я и 8-я роты.
   
   В противотанковом батальоне 12-й ТД СС после боёв в Арденнах насчитывалось всего 13 истребителей танков Pz.IV/70(V), из которых было только 3 боеготовых. С самоходной артиллерией в дивизии было по прежнему неважно - в артполку 12-й ТД СС было только две самоходных гаубицы "Веспе" (не знаю, откуда они взялись), остальная артиллерия полка была буксируемой.
   Кроме того в дивизию СС "Гитлерюгенд" в феврале должны были прибыть 18 танков Pz.Kpfw.IV и 21 истребитель танков Pz.IV/70(V).
   Остаётся непонятным, участвовал ли в февральских боях приданный 12-й ТД СС s.Pz.Jg.Abt.560, или нет. Никаких упоминаний о нём за этот период мне найти не удалось. На начало февраля в s.Pz.Jg.Abt.560 имелось 6 "Ягдпантер" (4 боеготовые) и 16 Pz.IV/70(V) (9 боеготовых). В скором времени в батальон ожидалось прибытие ещё 12 "Ягдпантер" и 2 Pz.IV/70(V).
   
   Теоретическая организация SS-Pz.Rgt.12 на 17 февраля 1945 года.
   
   Штаб SS-Pz.Rgt.12
   Взвод связи: Pz.Bf.Wg.V "Panther" - 055, 054
   Взвод разведки: Pz.Kpfw.V "Panther" - 056, 057, 058
   Зенитный взвод: Flakpanzer IV "Wirbelwind" - 4 штуки
   
   Штаб II.(gem.)/SS-Pz.Rgt.12
   Взвод связи: Pz.Bf.Wg.V "Panther" - 155, 154
   Взвод разведки: предположительно три Pz.Kpfw.V "Panther"
   
   2./SS-Pz.Rgt.12 Pz.Kpfw.V "Panther" - 17 штук
   Штаб роты: 205, 204
   1-й взвод: 215, 216, 217, 218, 219
   2-й взвод: 225, 226, 227, 228, 229
   3-й взвод: 235, 236, 237, 238, 239
   
   4./SS-Pz.Rgt.12 Pz.Kpfw.V "Panther" - 17 штук
   Штаб роты: 405, 404
   1-й взвод: 415, 416, 417, 418, 419
   2-й взвод: 425, 426, 427, 428, 429
   3-й взвод: 435, 436, 437, 438, 439
   
   5./SS-Pz.Rgt.12 Pz.Kpfw.IV - 17 штук
   Штаб роты: 505, 504
   1-й взвод: 515, 516, 517, 518, 519
   2-й взвод: 525, 526, 527, 528, 529
   3-й взвод: 535, 536, 537, 538, 539
   
   8./SS-Pz.Rgt.12 Pz.Kpfw.IV - 17 штук
   Штаб роты: 805, 804
   1-й взвод: 815, 816, 817, 818, 819
   2-й взвод: 825, 826, 827, 828, 829
   3-й взвод: 835, 836, 837, 838, 839
   
   Теоретическая организация SS-Pz.Jg.Rgt.12 на 17 февраля 1945 года.
   
   SS-Pz.Jg.Rgt.12
   1./SS-Pz.Jg.Rgt.12: Pz.IV/70(V) - 7 штук
   2./SS-Pz.Jg.Rgt.12: Pz.IV/70(V) - 6 штук
   3./SS-Pz.Jg.Rgt.12: буксируемые орудия 7,5 см PAK-40
   
   Теоретическая организация s.Pz.Jg.Abt.560 на 17 февраля 1945 года.
   
   Штаб s.Pz.Jg.Abt.560: Bef.Pz.IV/70(V) - ?
   Зенитный взвод: Flakpanzer IV "Wirbelwind" - 4 штуки
   1./s.Pz.Jg.Abt.560: "Jagdpanther" - 6 штук (4 боеготовые)
   2./s.Pz.Jg.Abt.560: Pz.IV/70(V) - ?
   3./s.Pz.Jg.Abt.560: Pz.IV/70(V) - ?
   
   К середине февраля 1945 года советские войска, отразив три немецких контрудара (операции "Конрад I - III"), сумели отбросить немецкие войска назад, на позиции, которые они занимали до начала "Конрадов". Так же у советских войск на территории Словакии в приграничной с Венгрией области остался плацдарм, расположенный западнее реки Грон, в районе города Эстергом, захваченный в январе частями 7-й гвардейской армии 2-го Украинского фронта. И перед проведением операции "Весеннее пробуждение" этот плацдарм было решено уничтожить, для чего было принято решение использовать 1-ю и 12-ю танковые дивизии СС. Операции по ликвидации советского плацдарма было дано название "Южный ветер". Думаю, о ходе этой операции стоит рассказать подробнее, так как отечественные историки об этих боях упоминают довольно редко и без особых подробностей, так как для советских войск эти бои были довольно неудачными. Стоит заметить, что в ходе проведения этой операции, в отчётах советских войск отмечается массированное применение немцами танковых атак в ночное время, что видимо связано с активными действиями советских штурмовиков (3-й гв.ШАК) и бомбардировщиков (218-я БАД) в дневное время, а так же с сильным артогнём советских пушечных и гаубичных батарей с более высокого восточного берега Грона. Так же в советских документах отмечалось построение боевого порядка немецких войск, при котором пехота и сапёры сопровождающие танки, наступают впереди них или в одной линии с танками. Сапёры под прикрытием танков вели разградительные работы, а пехота просачивалась к артиллерийским позициям и завязывала бои с орудийными расчётами, тем самым ослабляя противотанковую оборону.
   
   Плацдарм обороняли главным образом стрелковые дивизии 24-го (72-я, 81-я гв.СД, 6-я гв.ВДД) и 25-го (53-я, 375-я, 409-я СД и 93-я гв.СД) гвардейских стрелковых корпусов. Все советские дивизии, находящиеся на плацдарме были сильно потрёпаны в ходе предыдущих январских боёв и в среднем насчитывали, как правило, около четырёх тысяч человек, наибольшее количество личного состава - 5774 человека было в 93-й гв.СД. Количество миномётов и артиллерийских орудий в дивизиях колебалось от 71 до 137 стволов. Кроме того, для усиления стрелковых корпусов на плацдарме, им было придано большое количество артиллерийских частей усиления. Из истребительно-противотанковых артиллерийских частей на плацдарме на 17 февраля находились два полка - 114-й и 115-й гв.ИПТАП, и две бригады - 2-я и 11-я ОИПТАБр. (по два полка в каждой бригаде). Уже после начала боёв в ночь на 18 февраля прибыл ещё один полк из состава 34-й ИПТАБр. и одна трёхполковая бригада - 22-я ОИПТАБр. В составе всех этих частей находилось в общем: 35 57-мм орудий ЗИС-2 и 153 76-мм орудия ЗИС-3.
   
   Из советских танковых частей на плацдарме находились только подразделения 4-го гвардейского механизированного корпуса и 27-я отдельная гвардейская танковая бригада. Но перед началом немецкого наступления в этих потрёпанных подразделениях танков и САУ было очень мало, и несмотря на пополнения прибывшие в ходе боёв, основную роль в борьбе с немецкой бронетехникой играла артиллерия.
   
   На 16 февраля 1945 года в 4-м гв.МК в строю оставалось всего 18 танков Т-34/85 (11 в 36-й гв.ТБр, 3 в управлении корпуса и 4 в 14-й гв.МБр.), 1 самоходка СУ-85 из 292-го гв.САП, и в 352-м гв.ТСАП в ремонте находилась последняя оставшаяся ИСУ-122. Поэтому большая часть подразделений корпуса, из-за отсутствия матчасти была выведена в тыл. Уже после начала боёв, 18 февраля личный состав 292-го гв.САП получил 20 новых самоходок СУ-76М, после чего поступил в оперативное подчинение командира 36-й гв.ТБр. и с 20 февраля вступил в бои в районе Барт - Барти - Камендин, поддерживая пехоту 81-й и 72-й гв.СД.
   
   В 27-й отд. гв.ТБр. на 16 февраля 1945 года в строю было 10 танков Т-34/85, пять самоходок СУ-85 и две СУ-76М. Перед началом боёв, 16 февраля бригада покинула полосу обороны 81-й гв.СД, после чего к утру 17 февраля прибыла в расположение подразделений 53-й СД, и заняла оборону в районе населённых пунктов Мария и Карва. А в ночь с 17 на 18 февраля со станции Тура бригада получила маршевое пополнение в составе 39 новых танков Т-34/85.
   
   Операцию "Южный ветер" планировалось проводить силами танкового корпуса "Feldherrnhalle", в частности 44-й имперской гренадерской дивизией "Hoch und Deutschmeister", 46-й пехотной и 211-й народно-гренадерской дивизиями, а так же I-м танковым корпусом СС, в составе 1-й и 12-й танковых дивизий СС. В составе двух дивизий I-го ТК СС находилось примерно 250 танков и самоходок, из которых в боеготовом состоянии было около 152 штук. В 12-й ТД СС в общем было 113 танков и САУ, а в 1-й ТД СС было 135 танков и САУ. Состав 12-й ТД СС был рассмотрен выше, а состав 1-й ТД СС был таким: в SS-Pz.Rgt.1 был 41 танк "Пантера" (39 боеготовых) и 34 танка Pz.Kpfw.IV (31 боеготовый). В SS-Pz.Jg.Rgt.1 находился 21 истребитель танков Pz.IV/70(V) и 3 штурмовых орудия StuG III, а в приданном дивизии s.SS-Pz.Abt.501 было 36 "Королевских тигров" (19 боеготовых).
   
   В оперативное подчинение 44-й имперской гренадерской дивизии "HuD" был придан 503-й ТТБ (переименованный в ТТБ "Feldherrnhalle") в котором было 22 "Королевских тигра", но боеготовых танков на 15 февраля было только 14. Причём из-за нехватки тяжёлых грузовых платформ SSyms не все танки батальона успели прибыть в район сосредоточения к началу операции.
   
   Пехотные дивизии танкового корпуса "Feldherrnhalle" поддерживала сводная танковая группа - Panzer-Gruppe "Schoneich" (командир Oberstleutnant Hans Schoneich), которая в документах советской 7-й гв. Армии иногда проходила как танковая дивизия СС "Шенрайх". В составе группы находился прибывший в конце декабря 1944 года из Италии отдельный танковый батальон - Pz.Abt.208, в трёх ротах которого на начало операции было 19 танков Pz.Kpfw.IV и 8 истребителей танков Pz.IV/70(A), а так же противотанковый батальон 13-й ТД - Pz.Jg.Abt.13, в котором было 15 истребителей танков Pz.IV/70(V). Кроме того в составе группы была и пара панцергренадерских батальонов: II./Pz.Gren.Rgt."FHH" и II./Pz.Gren.Rgt.93, которым посчастливилось избежать окружения в Будапеште вместе со своими дивизиями.
   
   Кроме того, в пехотных дивизиях танкового корпуса "FHH" имелась и немного своей бронетехники. В 1-й роте противотанкового батальона 44-й имперской гренадерской дивизии "HuD" - Pz.Jg.Abt.46 были самоходки "Мардер", во 2-й роте было 8 самоходок "Хетцер", а в 3-й роте было 12 самоходных зениток, вероятно Sd.Kfz.10/5. Кроме того дивизии была придана отдельная противотанковая рота - Pz.Jg.Kp.1335, в которой было 9 "Хетцеров". Ещё 9 "Хетцеров" было в Pz.Jg.Kp.1211 из 211-й народно-гренадерской дивизии, так же дивизии была придана 2-я рота Pz.Abt.208 (11 танков Pz.Kpfw.IV). В 46-й пехотной дивизии своей бронетехники не было, поэтому дивизии были приданы 1-я и 3-я роты Pz.Abt.208 (8 самоходок Pz.IV/70(A) и 8 танков Pz.Kpfw.IV соответственно). В советских источниках есть упоминания об участии в февральских боях штурмовых орудий из StuG.Brig.228 или 238, но никаких данных о действиях этих бригад мне найти не удалось. Возможно, за бригаду штурмовых орудий советская разведка принимала Pz.Abt.208. Таким образом, общее количество немецких танков и самоходных орудий, участвовавших в наступлении, составляло около 350 штук, в их числе 58 "Королевских тигров" хотя далеко не все из них были боеготовыми. Тем самым немцы смогли создать в танках подавляющее превосходство (в тяжёлых танках абсолютное) над советскими войсками.
   
   Начало операции "Южный ветер" было назначено на 17 февраля 1945 года. В период с 12 по 15 февраля подразделения 12-й ТД СС выдвигались в исходный район у Новы Замки, а затем в ночь на 16 февраля скрытно заняли исходный район позади 46-й пехотной дивизии танкового корпуса "Feldherrnhalle". Переброска и сосредоточение 1-й и 12-й ТД СС оказались незамеченными советской разведкой, что обеспечило внезапность немецкого удара. Интересно, что в документах 24-го гв.СК отмечается присутствие перед фронтом корпуса танковых дивизий СС "Мёртвая голова" и "Викинг", которых там на самом деле не было, вероятно сработала немецкая дезинформация - при переброске 1-я ТД СС называлась резервным подразделением "Мёртвая голова", а 12-я ТД СС стала резервным подразделением "Викинг". А в документах 409-й СД 25-го гв.СК кроме дивизий СС "Адольф Гитлер" и "Мёртвая голова" упоминается ещё и присутствие, взявшейся неизвестно откуда дивизии "Герман Геринг".
   
   Утром 17 февраля, неожиданно для советских войск, после мощной артподготовки проводимой в течение часа, немецкое наступление началось с двух направлений: Вел.Лудинце - Солдины и Керт - Нова Вьеска. Внезапный удар был нанесён чётко в стыки между 72-й гв.СД и 6-й гв.ВДД, а так же между 24-м и 25-м гв.СК. Несмотря на наличие в 6-й гв.ВДД четырёх различных вариантов действий при наступлении противника с разных направлений, это не помогло, и в результате внезапной и мощной немецкой атаки, дивизия оказавшаяся на направлении главного удара понесла тяжёлые потери, была выбита со своих позиций и отошла в район Дива. Большая часть дивизионной артиллерии в ходе боя была раздавлена немецкими танками, прорвавшимися на огневые позиции. Пехота правофланговой 72-й гв.СД не выдержав удара, в беспорядке отошла на вторую линию обороны на рубеже Барт - Бибит - Кэменди, оставив несколько артиллерийских подразделений и 14-ю гв.МБр. в окружении у Солдины. 14-я гв.МБр., понеся большие потери, после восьми часового боя смогла прорваться из окружения и отойти к станции Мужла, откуда к ночи переместилась в район узла дорог у Тэкньош, где и заняла оборону.
   К вечеру первого дня боёв подразделения 1-й ТД СС и 46-й пехотной дивизии вышли к каналу Парижи в районе Шаркана, на правом фланге подразделения 44-й имперской гренадерской дивизии "HuD" продвинулись к Нова-Вьеска. На левом фланге части 211-й народно-гренадерской дивизии застряли у Барт, где оборону стрелковых частей 81-й гв.СД и артиллеристов 115-го гв.ИПТАП поддерживали 11 танков Т-34/85 из 36-й гв.ТБр. 81-я гв.СД оказалась в стороне от направления главного удара немецких войск и удержала свои позиции. Тем более, что сильную огневую поддержку частям 81-й гв.СД оказывали батареи 90-й гв.ГАБР, занявшие огневые позиции у населённого пункта Дармотки, на восточном берегу Грона. На вооружении 90-й гв.ГАБР находилось 26 152-мм пушек-гаубиц МЛ-20. Вечером 17 февраля части 12-й ТД СС "Гитлерюгенд", следовавшие во втором эшелоне за "Лейбштандартом" выдвинулись вперёд и в районе деревеньки Кебелкут, несмотря на взорванные мосты, сумели форсировать канал Парижи и найти брод для тяжёлой техники, создав небольшой плацдарм за каналом.
   
   А с утра 18 февраля части 1-й ТД СС, наведя мосты, тоже переправились через канал, и прорвав оборону 93-й гв.СД и 6-й гв.ВДД двинулись вдоль железной дороги Кебелкут - Нана, а 12-я ТД СС совместно с 44-й дивизией "HuD" и 503-м ТТБ заняли Кебелкут и окрестные высоты. На этом направлении оборонялись артиллеристы двух полков (462-го и 102-го гв.ИПТАП) 11-й ОИПТАБр., оставшиеся без пехотного прикрытия из-за поспешного отхода частей 409-й и 375-й СД. В результате боёв 18 февраля в районе Кебелкут - Кишмужла - Карапаш - Пап артиллеристы потеряли разбитыми 11 орудий ЗИС-3 и 2 орудия ЗИС-2 и отошли к ж/д станции Мужла, откуда в дальнейшем с боями прорывались на Кам Дармоть, попадая на марше под удары немецких танков и неся потери.
   Вскоре после начала немецкого наступления, полки 93-й гв.СД по приказу командира 25-го гв.СК были сняты с занимаемых рубежей: Бела - Мужла - Ебед и для оказания помощи 6-й гв.ВДД начали переброску на новый рубеж севернее района Либад - Дива - Шаркан. Переброска осуществлялась в дневное время, на виду у противника, который с южного берега Дуная хорошо просматривал все перемещения советской дивизии, части которые незамедлительно подверглись сильному артиллерийско-миномётному обстрелу из-за Дуная и понесли потери. А в ночь на 18 февраля, когда немцы начали атаковать с направления Либад на Тэкньош и с Бела на Киш-Тата, подразделения 93-й гв.СД (281-й и 285-й гв.СП) находившиеся в центре боевых порядков позиций 6-й гв.ВДД снялись с позиций и ушли лесом в направлении Кам Дармоть, хотя непосредственной угрозы им не было. После этого, оказавшись в невыгодном положении части 6-й гв.ВДД (17-й и 20-й гв.СП), ведя ночной бой вынуждены были отступить на новый рубеж.
   18 февраля к наступающим немецким войскам, присоединилась полковая группа "Hupe" из 284-го гренадерского полка 96-й пехотной дивизии, с позиций которой прекрасно видели оставление позиций и передислокацию частей советской 93-й гв.СД. Что позволило этой группе в ночь с 17 на 18 февраля, на лодках и катерах с южного берега Дуная из района Тат, через остров Тати форсировать реку, переправив с собой несколько самоходных орудий (вероятно StuG III или "Хетцеры"), и внезапной атакой прорвав оборону банально проспавших переправу противника двух стрелковых рот 281-го гв.СП 93-й гв.СД и 10-й отдельной моторазведроты фронтового подчинения, занять населённый пункт Ебед. Застигнутая врасплох разведрота не сумев оказать сопротивления противнику и бросив почти всё своё вооружение и технику оставила Ебед. Затем полковая группа "Hupe" оказавшись в тылу советских войск, атаковала в направлении Мужла и Паркань. Для ликвидации переправившегося противника был выделен 2-й танковый батальон 27-й отд. гв.ТБр. и по стрелковому полку из 53-й СД и 93-й гв.СД, которые попытались выбить немцев из Ебед, но встретив упорную оборону закрепившегося противника, успеха не достигли.
   
   19 февраля "Лейбштандарт" продолжил наступление на Паркань вдоль северной стороны железной дороги Кебелкут - Нана, а "Гитлерюгенд" отбросив части 53-й СД и артиллеристов 11-й ОИПТАБр. продвигался с южной стороны, захватив по пути ж/д станцию и посёлок Мужла и встретившись с частями полковой группы "Hupe". На пути "Гитлерюгенда" 19 февраля встали артиллеристы 462-го и 1323-го ИПТАП из состава 2-й ОИПТАБр. В результате тяжёлого боя, находящиеся без пехотного прикрытия артиллеристы понесли тяжёлые потери: 1323-й ИПТАП потерял 11 орудий ЗИС-3, у оставшихся 5 орудий закончились боеприпасы, а весь транспорт был разбит, после чего орудия были брошены, а личный состав потерявшего всю матчасть полка отошёл в тыл и был выведен из боёв. А 462-й ИПТАП попав под стремительную атаку немецких танков и БТР с пехотой, не смог оказать серьёзного сопротивления и потеряв практически все орудия, отошёл к Кам Дармоть, где из оставшихся четырёх орудий полка сформировали одну батарею.
   В результате немецкого наступления в ходе боёв 19 февраля, батальоны 27-й отд. гв.ТБр. оказались в окружении: 1-й ТБ в районе Мужла, а 2-й ТБ в районе Ебед в ходе прорыва из которого понесли тяжёлые потери, но к вечеру всё же сумели вырваться и отошли к юго-западной окраине Кам Дармоть. После прорыва из окружения в бригаде из 49 танков осталось только 16 исправных "тридцатьчетвёрок", которые были сведены в один батальон. Второй танковый батальон бригады в боях за Ебед был уничтожен практически весь, из окружения к своим смогли вырваться только одна "тридцатьчетвёрка", а в первом батальоне после прорыва осталось шесть "тридцатьчетвёрок". Три дивизии 25-го гв.СК (93-я гв.СД, 53-я и 375-я СД) оказавшись под угрозой окружения были выведены с плацдарма на восточный берег реки Грон, где и заняли оборону.
   К вечеру 19 февраля вся местность южнее канала Парижи была занята немецкими войсками. Частями 44-й дивизии "HuD" были заняты населённые пункты Баторове Кеси, Буч и Карва, дивизиями I-го ТК СС были заняты ж/д станция Паркань и посёлки Паркань и Нана, и только севернее канала, в районе Барт - Камендин советские войска всё ещё продолжали упорно держать оборону. 20 февраля немецкие дивизии активных боевых действий не вели, совершая перегруппировку, а полковая группа "Hupe" была выведена из боёв, и вернулась на южный берег Дуная.
   
   21 февраля 1-я ТД СС совместно с 46-й пехотной дивизией вела бои за Кам Дармоть и Киш-Тата, а 12-я ТД СС для помощи 211-й народно-гренадерской дивизии в штурме села Барт, отправилась практически на исходные позиции и сосредотачивалась в районе Эршек. В районе Киш-Тата занимавшие оборону артиллеристы 102-го гв.ИПТАП (3 орудия ЗИС-3 и 1 орудие ЗИС-2) в течении нескольких часов отражали атаки пехоты и танков противника, пока несколько немецких танков не зашли в тыл огневых позиций полка, после чего в упор расстреляли и раздавили все орудия. А артиллеристы 462-го ИПТАП (5 орудий ЗИС-3) занимавшие оборону на окраине Кам Дармоть, в ходе боя потеряли 3 орудия, у оставшихся орудий закончились боеприпасы, после чего личный состав полка на автотягачах, прицепив два последних орудия, попытался вслед за отступающей пехотой и танками 27-й отд. гв.ТБр. прорваться в Камендин, так как переправа в Кичинд была разбита немецкой артиллерией. Но прорвавшиеся в центр села немецкие танки и пехота в уличном бою сожгли все автотягачи, после чего оставшиеся в живых артиллеристы потеряв всю матчасть своим ходом отошли в Камендин и были выведены из боёв. После занятия немецкими войсками населённых пунктов Киш-Тата и Кам Дармоть советские подразделения 409-й СД были выведены на восточный берег реки Грон в район Кичинд. 14-й и 20-й гв.СП 6-й гв.ВДД тоже сумели пробился к переправам и перейти на восточный берег, а оказавшиеся отрезанными от переправ 17-й гв.СП 6-й гв.ВДД и последние 11 танков 27-й отд. гв.ТБр. вдоль западного берега реки Грон были вынуждены пробиваться на Камендин.
   
   В ночь с 21 на 22 февраля части "Гитлерюгенда" совместно с частями 211-й народно-гренадерской дивизии атаковали Барт с двух направлений. Оборонявшиеся в Барт части 81-й гв.СД, а так же танкисты 36-й гв.ТБр. и самоходчики 292-го гв.САП после тяжёлых боёв в полуокружении к исходу дня 22 февраля были выбиты со своих позиций. Остатки подразделений 81-й гв.СД, понёсшие большие потери и потерявшие практически всё тяжёлое вооружение, с танкистами 4-го гв.МК отошли на рубеж Биня - Камендин. Отход частей 81-й гв.СД открыл левый фланг соседней 243-й СД, в результате чего два полка дивизии (910-й и 906-й СП) тоже были сбиты с занимаемых позиций и отошли за Грон. По документам 4-го гв.МК оборонявшиеся в Барт экипажи двух Т-34/85 и четырёх СУ-76 сражались до последнего снаряда и погибли смертью храбрых, в то же время по немецким данным в Барт частями 12-й ТД СС среди трофеев были захвачены неповреждёнными две "тридцатьчетвёрки".
   
   В ночь с 23 на 24 февраля "Гитлерюгенд" с 211-й народно-гренадерской дивизией начали наступление на Биня, а "Лейбштандарт" с 46-й пехотной дивизией начали заключительное наступление на Камендин, окончательно оттеснив части 81-й, 72-й гв.СД и 6-й гв.ВДД с частями поддержки за реку Грон. По немецким данным, танки боевой группы 1-й ТД СС наступавшие на Камендин натолкнулись на 37 противотанковых орудий расположенных на господствующих высотах возле посёлка, но в ходе стремительной атаки прорвали оборону и ворвались на огневые позиции артиллеристов, после чего те бросили свои орудия и отступили. По советским данным на высотах в треугольнике Камендин - Кэменди - Тэкньош занимали оборону три истребительно-противотанковых полка (228-й, 264-й и 238-й) 22-й ОИПТАБр., в которых на тот момент имелось 29 76-мм орудий ЗИС-3 и 16 57-мм орудий ЗИС-2. В ходе немецкой атаки советские артиллеристы были выбиты с позиций, потеряв в ходе боя 26 орудий ЗИС-3 и 13 орудий ЗИС-2 и отошли за реку Грон.
   Причём из-за того, что советскими сапёрами оставшаяся последней переправа была взорвана раньше, чем все части успели отойти за Грон, экипажам последних СУ-76 и Т-34/85 4-го гв.МК, расстреляв все боеприпасы, пришлось сжечь свои машины, что бы они не достались противнику. В отличие от них танкисты 27-й отд. гв.ТБр. попытались переправиться через реку по найденному броду в районе Камендин, но из-за большой крутизны обледеневшего восточного берега Грона не смогли выбраться из реки, где им и пришлось бросить восемь своих последних танков Т-34/85. Брошенные танки личный состав бригады в течении последующих нескольких дней пытался вытащить из реки, но эти попытки пресекались немецким артогнём, а к 27 февраля уровень воды в реке поднялся, затопив окрестности и полностью скрыв танки под водой, так и не дав их эвакуировать. И только спустя месяц, в марте когда немцы в ходе советского наступления были отброшены с занимаемых позиций, а уровень воды в реке спал, удалось извлечь из реки пять из восьми затопленных "тридцатьчетвёрок" и отправить их в ремонт.
   
   В конце февраля 1945 года, по факту оставления плацдарма на западном берегу реки Грон и для расследования причин больших понесённых потерь, по распоряжению командующего войсками фронта была даже создана специальная комиссия под председательством генерал-полковника Фомина. Среди причин неудач отмечались: отсутствие войсковой разведки, малочисленность состава дивизий, из-за чего боевые порядки пехоты были недостаточно плотными. Некоторые подразделения покидали поле боя без приказа и самовольно уходили на восточный берег Грона, отсутствовало взаимодействие частей пехоты, артиллерии и танкистов, минирование местности носило стихийный характер и не увязывалось с системой противотанкового огня, кроме того отмечалась потеря управления войсками, плохой подвоз боеприпасов и многое другое.
   В ходе восьмидневных напряжённых боёв советский плацдарм был ликвидирован, и вечером 24 февраля группа армий "Юг" сообщила ОКХ об успешном завершении операции "Южный ветер". Но скрытно прибывший на Восточный фронт I-й танковый корпус СС в составе 1-й и 12-й ТД СС, засветившийся в этих боях, был преждевременно обнаружен, что раньше времени рассекретило дальнейшие немецкие планы, и в дальнейшем сказалось на ходе операции "Весеннее пробуждение". Да и понесённые дивизиями СС потери в людях и технике, хоть и относительно небольшие, но тоже сказались на их боеспособности в мартовских боях, да и бронетехника получившая боевые повреждения требовала срочного ремонта.
   
   В боях с 17 по 24 февраля 1945 года 12-я танковая дивизия СС "Гитлерюгенд" безвозвратно потеряла 14 "Пантер" и 7 истребителей танков Pz.IV/70(V), а "Лейбштандарт" лишился 4 танков Pz.Kpfw.IV, 13 "Пантер" и 1 Pz.IV/70(V). Точных данных по потерям 501-го ТТБ СС найти не удалось, но по косвенным данным безвозвратных потерь батальон не понёс, хотя 2 "Королевских тигра" отправили на заводской ремонт в Германию, а количество боеготовых танков в батальоне сократилось с 19 до 9. Всего I-й танковый корпус СС в операции "Южный ветер" безвозвратно потерял 39 танков и САУ, заявив об уничтожении 71 советского танка. Стоит заметить, что в списке безвозвратных потерь 12-й ТД СС нет танков Pz.Kpfw.IV, что довольно странно. Возможно дело в том, что согласно документам о поставках новой техники в войска, с 6 по 16 февраля 1945 года в 12-ю ТД СС тремя партиями прибыли 18 танков Pz.Kpfw.IV. Вполне возможно, что именно эти танки и позволили перекрыть предположительные потери, так как в ином случае количество Pz.Kpfw.IV после окончания боёв должно было вырасти, а оно осталось на прежнем уровне. Но это лишь моё предположение.
   
   За время проведения операции части танкового корпуса "Feldherrnhalle" понесли следующие потери в бронетехнике. 503-й ТТБ списал только один "Королевский тигр", потерянный 17 февраля, но часть танков всё же могли получить боевые повреждения, так как на 25 февраля батальон насчитывал только 11 боеготовых "Королевских тигров". Pz.Abt.208 потерял 6 танков Pz.Kpfw.IV и 6 самоходок Pz.IV/70(A). Pz.Jg.Abt.13 потерял 9 истребителей танков Pz.IV/70(V). Общие потери бронетехники танковых частей корпуса "FHH" составили 22 танка и САУ. Кроме того, Pz.Jg.Abt.211 211-й народно-гренадерской дивизии потерял два "Хетцера". Потери противотанкового батальона 44-й имперской гренадерской дивизии "HuD" мне найти не удалось, но вряд ли они были больше пары "Хетцеров", так как на апрель 1945 года в дивизии всё ещё оставалось 6 "Хетцеров". Таким образом, общие безвозвратные потери немцев в операции "Южный ветер" составили приблизительно, как минимум от 65 до 83 танков и САУ.
   
   Общие потери советской 7-й гвардейской Армии с 17 по 24 февраля 1945 года составили более восьми тысяч человек, около 700 артиллерийских орудий и миномётов, около 650 пулемётов, 164 противотанковых ружья, а также много другого вооружения и техники. Наибольшие потери в личном составе понесла 81-я гв.СД, потерявшая 1896 человек, остальные дивизии потеряли в среднем от 700 до 1000 человек.
   Общие потери бронетехники 4-го гв.МК и 27-й отд. гв.ТБр. в ходе боёв составили 91 танк и СУ. Части 4-го гв.МК безвозвратно потеряли 16 Т-34/85, 19 СУ-76М, 1 СУ-85 и 1 ИСУ-122, всего 37 танков и СУ, заявив уничтоженными 64 немецких танка. По окончании боёв в корпусе осталось только 2 Т-34/85 в ремонте и 1 СУ-76 в строю. 27-я отд. гв.ТБр. потеряла сгоревшими и оставленными на территории занятой противником 49 Т-34/85, 3 СУ-85 и 2 СУ-76, всего 54 танков и СУ, заявив уничтоженными 47 немецких танков и самоходных орудий. Об уничтожении ещё 76 танков и самоходок заявила 81-я гв.СД, 72 танка и САУ заявила 72-я гв.СД, 67 танков и САУ заявила 6-я гв.ВДД, 409-я СД претендовала на 30 уничтоженных немецких танков, ещё 16 танков заявила 93-я гв.СД. Что, в общем, составило 372 якобы подбитых немецких танка и САУ. И это не считая заявок отдельных артиллерийских частей, приданных стрелковым дивизиям, типа различных пушечных, гаубичных и противотанковых полков и бригад. Например, только одна 11-я ОИПТАБр. с 17 по 21 февраля заявила уничтоженными 54 немецких танка и САУ и 30 БТР, так что если учитывать заявки противотанкистов, то можно накинуть ещё пару сотен немецких танков к общему количеству. А вот в итоговом отчёте 7-й гв. Армии цифра уничтоженных немецких танков гораздо меньше, засчитано только 244 уничтоженных немецких танка и САУ и 75 бронетранспортёров. Кроме того, на какое то количество подбитых немецких танков претендовали и авиаторы 5-й воздушной армии, штурмовики и бомбардировщики которой своими активными действиями вынуждали немецкие войска действовать в основном в ночное время. К примеру, только 3-й гв.ШАК за февраль 1945 года претендовал на уничтожение 66 немецких танков и САУ.
   
   
Фрагмент карты на котором показано положение советских частей на плацдарме у Грона с 1 по 17 февраля 1945 года.

Фрагмент карты на котором показано положение советских частей на плацдарме у Грона с 1 по 17 февраля 1945 года.

На этом фрагменте показано изменения в положении советских частей на плацдарме у Грона с 17 по 24 февраля 1945 года.

На этом фрагменте показано изменения в положении советских частей на плацдарме у Грона с 17 по 24 февраля 1945 года.

Схема боевых действий подразделений 4-го гв.МК на плацдарме с 17 по 24 февраля 1945 года.

Схема боевых действий подразделений 4-го гв.МК на плацдарме с 17 по 24 февраля 1945 года.

Зарисовка переднего края перед позициями 72-й гв. СД, которая занимала оборону в северной части плацдарма от Солдины до Барт.

Зарисовка переднего края перед позициями 72-й гв. СД, которая занимала оборону в северной части плацдарма от Солдины до Барт.

Карта со схемой боевых действий 93-й гв.СД с 17 по 20 февраля 1945 года.

Карта со схемой боевых действий 93-й гв.СД с 17 по 20 февраля 1945 года.

Схема прорыва обороны частей 6-й гв.ВДД и 72-й гв.СД у Солдины 17 февраля 1945 года.

Схема прорыва обороны частей 6-й гв.ВДД и 72-й гв.СД у Солдины 17 февраля 1945 года.

Схема положения частей 72-й гв.СД и 81-й гв.СД: сверху утром 17 февраля, а снизу утром 18 февраля 1945 года.

Схема положения частей 72-й гв.СД и 81-й гв.СД: сверху утром 17 февраля, а снизу утром 18 февраля 1945 года.

Схема боевых действий подразделений 24-го гв.СК 17 и 18 февраля 1945 года.

Схема боевых действий подразделений 24-го гв.СК 17 и 18 февраля 1945 года.

На этой схеме показано место форсирования канала Парижи частями 1-й и 12-й ТД СС 18 февраля 1945 года.

На этой схеме показано место форсирования канала Парижи частями 1-й и 12-й ТД СС 18 февраля 1945 года.

Схема боевых действий подразделений 24-го гв.СК с 19 по 22 февраля 1945 года.

Схема боевых действий подразделений 24-го гв.СК с 19 по 22 февраля 1945 года.

Схема боевых действий подразделений 24-го гв.СК с 23 по 24 февраля 1945 года.

Схема боевых действий подразделений 24-го гв.СК с 23 по 24 февраля 1945 года.

Схема боя полков 22-й ОИПТАБр. с частями 1-й ТД СС 24 февраля 1945 года у Камендин.

Схема боя полков 22-й ОИПТАБр. с частями 1-й ТД СС 24 февраля 1945 года у Камендин.

  Разведданные о прибытии 12-й ТД СС в документах 81-й гв.СД.

Разведданные о прибытии 12-й ТД СС в документах 81-й гв.СД.

Фрагмент ЖБД 409-й СД в котором упоминается присутствие дивизии "Герман Геринг", которой там на самом деле не было.

Фрагмент ЖБД 409-й СД в котором упоминается присутствие дивизии "Герман Геринг", которой там на самом деле не было.

 
   Небольшое отступление. Ранее я думал, что фразы про "орды пьяных фашистов" и "гитлеровцев идущих в бой под звуки оркестра" встречались в советских документах только в начальный период войны, но изучая документы по боям на плацдарме у Грона, понял, что подобное вполне встречалось и в конце войны. Ниже представляю небольшую подборку эпизодов связанных с "пьяными фрицами" взятую в основном из ЖБД 81-й гв.СД, а так же ещё пару интересных моментов.
Сверху фрагмент ЖБД 6-й гв.ВДД в котором говорится о эсэсовцах наступающих по звуки оркестров у Солдины, а снизу пьяные фрицы из ЖБД 81-й гв.СД.

Сверху фрагмент ЖБД 6-й гв.ВДД в котором говорится о эсэсовцах наступающих по звуки оркестров у Солдины, а снизу пьяные фрицы из ЖБД 81-й гв.СД.

Фрагменты ЖБД 81-й гв.СД за 17 и 18 февраля, в которых отражены моменты с пьяными немцами.

Фрагменты ЖБД 81-й гв.СД за 17 и 18 февраля, в которых отражены моменты с пьяными немцами.

Фрагменты ЖБД 81-й гв.СД за 19 февраля, в которых опять упоминаются пьяные немцы.

Фрагменты ЖБД 81-й гв.СД за 19 февраля, в которых опять упоминаются пьяные немцы.

И снова ЖБД 81-й гв.СД и нахальные пьяные фрицы, теперь 20 февраля 1945 года.

И снова ЖБД 81-й гв.СД и нахальные пьяные фрицы, теперь 20 февраля 1945 года.

21 и 22 февраля, и снова непросыхающие немцы атакуют.

21 и 22 февраля, и снова непросыхающие немцы атакуют.

23 февраля, атаки пьяных немцев не прекращаются, видимо солдаты 211-й народно-гренадерской дивизии напоили и солдат 12-й ТД СС.

23 февраля, атаки пьяных немцев не прекращаются, видимо солдаты 211-й народно-гренадерской дивизии напоили и солдат 12-й ТД СС.

Интересный момент из ЖДБ 81-й гв.СД о том как советским артиллеристам удалось испортить обед немецких солдат из 211-й народно-гренадерской дивизии.

Интересный момент из ЖДБ 81-й гв.СД о том как советским артиллеристам удалось испортить обед немецких солдат из 211-й народно-гренадерской дивизии.

Два момента связанных с работой немецкой и советской авиации по своим войскам.

Два момента связанных с работой немецкой и советской авиации по своим войскам.

Март 1945 года. Венгрия, операция "Весеннее пробуждение".
   После успешного завершения операции "Южный ветер" 12-я ТД СС "Гитлерюгенд" в конце февраля - начале марта была спешно пополнена личным составом и к 4 марта 1945 года перебазировалась в район Полгардь, откуда на следующий день передвинулась ближе к линии фронта. В ходе весеннего наступления удар двух дивизий I-го танкового корпуса СС планировалось нанести 6 марта между озёрами Балатон и Веленце. 12-я ТД СС "Гитлерюгенд" находилась на правом фланге корпуса, отделённая от 1-й ТД СС речкой Бозот. Первоначальной задачей "Гитлерюгенда" было, прорвав советскую оборону и выйдя к каналу Елуша, захватить переправы в районе села Озора.
   Перед началом боёв, на 5 марта 1945 года в танковом полку "Гитлерюгенда" находилось 30 танков "Пантера" (9 боеготовых), и 34 танка Pz.Kpfw.IV (12 боеготовых). В противотанковом батальоне дивизии было 17 истребителей танков Pz.IV/70(V), из которых на начало наступления было только 13 боеготовых. Состав и структура танковых подразделений дивизии не изменились, и остались такими же, как и в феврале.
   В приданном дивизии s.Pz.Jg.Abt.560 на 1 марта 1945 года было 7 "Ягдпантер" (2 боеготовых) и 14 истребителей танков Pz.IV/70(V), из которых только 6 боеготовых. Ещё 11 "Ягдпантер" прибыло перед наступлением, возможно часть находящихся в ремонте машин списали, так как на 6 марта "Ягдпантер" было 16, из них только 6 боеготовых.
   
   В полосе наступления 12-й ТД СС занимали оборону дивизии 135-го стрелкового корпуса: первую линию обороны занимали подразделения 233-й СД, позади которой во второй линии находились подразделения 236-й СД у которой не было сплошной линии обороны, и её полки занимали отдельные опорные пункты. Обычным для советских стрелковых дивизий в конце войны была низкая численность личного состава. Например, численность личного состава 233-й СД на 1 марта 1945 года составляла всего 3446 человек, в стрелковых ротах дивизии в среднем было по 40 человек. В 236-й СД с личным составом было чуть получше: 4036 человек в дивизии и в среднем по 50 человек на роту. Из артиллерии в 233-й СД находилось в общем 62 орудия и миномёта: 45-мм орудий имелось 7 штук, 76-мм орудий было 12, 122-мм гаубиц было 6, кроме того имелось 27 82-мм миномётов и 10 120-мм миномётов. В 236-й СД имелось 75 орудий и миномётов: 45-мм орудий - 2, 76-мм орудий - 20, 122-мм гаубиц - 11, 82-мм миномётов - 32, 120-мм миномётов - 10. Так же позиции пехоты 233-й СД прикрывал 1245-го ИПТАП, в четырёх батареях которого было 13 76-мм орудий ЗИС-3, а в пятой батарее было 3 57-мм орудия ЗИС-2. Причём, раздёрганный по батарейно полк особой пользы в борьбе с танками не принёс. Потеряв в оборонительных боях с 7 по 9 марта 7 своих орудий, полк заявил уничтоженными всего 2 средних танка, один Pz.IV и один БТР, после чего был отведён за канал Елуша. Причём оба средних танка и БТР были заявлены 5-й батареей, потерявшей в бою все три своих орудия.
   
   С утра 6 марта дивизии I-го танкового корпуса СС начали наступление. Разделённая на две боевые группы 1-я ТД СС нанесла один удар по позициям 68-й гв.СД в направлении Шопонья, а второй удар частью сил был нанесён по правофланговому 572-му СП 233-й СД, прямо в стык двух дивизий. 12-я ТД СС тоже нанесла удар по двум направлениям: гренадеры SS-Pz.Gren.Rgt.26 со 2-й ротой сапёрного батальона (2./SS-Pz.Pi.Btl.12) нанесли удар в стык позиций 572-го и 734-го СП 233-й СД в направлении Еденпуста, а SS-Pz.Gren.Rgt.25 с 1-й (бронированной) сапёрной ротой - 1(gep)./SS-Pz.Pi.Btl.12 нанесли удар с направления Петерсаллаш на Фекете по позициям 78-го СП 74-й СД. Первый день наступления особых успехов не принёс, немцам удалось лишь частично потеснить советские подразделения, но ближе к вечеру эсэсовцам из 1-й ТД СС всё же удалось прорвать боевые порядки 68-й гв.СД, ударом во фланг потеснить 3-й батальон 572-го СП и выйти на рубеж: высота 150 - господский двор Кюль. Управление полком было потеряно, и пехота 3-й батальона 572-го СП в беспорядке разрозненными группами отошла на вторую полосу обороны, расположенную на рубеже дороги Араньош - урочище Калози-сёллё, где закрепилась и привела себя в порядок.
   Утром 7 марта по позициям подразделений 734-го СП у Еденпуста был нанесён удар сразу с двух направлений: из района Яшланг наступали подразделения SS-Pz.Gren.Rgt.26 12-й ТД СС, а во фланг из района высоты 150 ударили части 1-й ТД СС, в результате чего полк не выдержал удара и вынужден был отступить. После чего части "Лейбштандарта" нанесли удар на Калоз заходя в тыл частям 68-й гв.СД, а части "Гитлерюгенда" нанесли удар по находящемуся в резерве 703-му СП 233-й СД в районе господского двора Паль, и после полуторачасового боя и этот полк, не выдержав немецкого удара, отступил на новые позиции. На своих позициях из подразделений 233-й СД остался только окружённый 2-й батальон 572-го СП. Затем, к вечеру 7 марта части 12-й ТД СС со стороны господского двора Паль атаковали во фланг позиции 78-го СП 74-й СД у Фекете, в результате чего 78-й СП отошёл к Пинкоч.
   В ночь на 8 марта подразделения 233-й СД предприняли безуспешную попытку контратаковать в направлении господского двора Паль, но атака была отбита, а под утро уже части 12-й ТД СС пошли в атаку, после чего полки 233-й СД понеся потери снова вынуждены были отступить. 734-й и 703-й СП ненадолго закрепились на новом рубеже Остелек - Анталь откуда вскоре были выбиты, а понёсший большие потери 572-й СП был отведён сначала на Силаш-Балхаш, а затем к Озора. Так же 8 марта прорвал окружение и вышел к своему полку у Анталь 2-й батальон 572-го СП. За позициями 703-го СП в районе Суньок - Цинкотай организовали несколько танковых засад танкисты 22-го ТП фронтового подчинения, который был сформирован из учебного полка. В составе полка находилось 11 танков Т-34, 1 КВ-1С, 1 СУ-85, и 4 СУ-76М. После атаки частей 12-й ТД СС полк с боями отошёл к Лайош-Комаром и Мезе-Комаром, тем самым выйдя из полосы наступления 12-й ТД СС "Гитлерюгенд".
   8 марта удар двух дивизий I-го ТК СС попытались остановить находящиеся на втором оборонительном рубеже полки 236-й СД (177-й, 509-й и 814-й СП), но наступление подразделений 1-й и 12-й ТД СС начало набирать темп, и они снова прорвав советскую оборону продолжили наступление. К вечеру 8 марта подразделения "Гитлерюгенда" выбили с позиций 78-й СП 74-й СД и заняли Пинкоч, а так же вышли на подступы к населённому пункту Дег, где на высоте 125, в находящемся там ПТОП №13 разбили 4 76-мм орудия ЗИС-3 из 4-й батареи 1245-го ИПТАП, а понёсшая большие потери пехота 236-й СД стала отходить в юго-восточном направлении. Первый батальон 177-го СП находящийся в районе шоссе Калоз - Шар Егреш после ожесточённых боев 8 марта вообще отошёл так быстро, что о его местонахождении не знали даже в штабе полка, связь с батальоном была прервана и его несколько дней безуспешно пытались разыскать, отправляя на поиски офицеров. Позже батальон нашёлся уже за каналом Елуша. По отчёту артиллеристов 1008-го ИПТАП РГК, 11 орудий ЗИС-3 которого занимали оборону в районе господского двора Надьхерчек, прикрывая шоссейную дорогу Калоз - Шар Егреш, после появления колонны немецких танков и бронетранспортёров из 1-й ТД СС, с началом боя пехота 814-го СП просто отошла, оставив артиллеристов одних, без пехотного прикрытия. В результате чего, обойдённый с фланга и потерявший в бою большую часть орудий, 1008-й ИПТАП вынужден был отойти вдоль шоссе на Ёрш, а затем на Фанч, где оставаясь без пехотного прикрытия, потерял ещё два орудия из трёх оставшихся. После чего с последним оставшимся орудием артиллеристы отошли к Шар Егреш. А в отчёте 814-го СП указано, что подразделения полка оказавшись в окружении, вынуждены были прорываться по шоссе через Хатван на Ёрш, откуда, не успев занять оборону, полк был выбит внезапным ударом немецких танков и пехоты, и снова был вынужден отступить. Причём в данных по потерям полка убитые вообще не числятся, а указаны только пропавшие без вести (более 100 человек) и всего несколько раненых, что подтверждает версию артиллеристов о бегстве пехоты. Ненадолго приостановить продвижение частей 1-й ТД СС у Ёрш удалось самоходкам СУ-100 из 1-й и 2-й батарей 1922-го САП занявшим огневые позиции в паре километров южнее Ёрш, у отметки 162. Но в ходе дальнейшего боя, обе батареи СУ-100 из-за отхода пехоты были обойдены с флангов и потеряли 2 СУ-100 сгоревшими, после чего получив приказ комбрига на отход, отступили к Шар-Егреш.
   В ночь на 9 марта подразделения 233-й СД по приказу командира 135-го СК были сняты с занимаемых рубежей и отведены в район Силаш-Балхаш - Игар - Шимонторниа, откуда в ночь на 10 марта отошли к каналу Елуша в район Тоти - Кула - Озора.
   В ходе проведения операции "Весеннее пробуждение" вероятно имели место боестолкновения между "Ягдпантерами" s.Pz.Jg.Abt.560, приданного "Гитлерюгенду" и новыми советскими самоходками СУ-100. Первый подобный случай мог произойти 8 марта 1945 года на северных окраинах населённого пункта Дег и урочища Хуньрош, где заняли оборону батареи СУ-100 из прибывшего накануне 1068-го САП 208-й САБр., находящейся в оперативном подчинении 18-го ТК. Причём, по отчёту самоходчиков, пехотного прикрытия у СУ-100 1068-го САП якобы не было, что затрудняло им ведения боя. Хотя в районе Дег после отхода подразделений 233-й СД занимала оборону пехота второго батальона 177-го СП (Анталь - ур. Хуньрош) и первого батальона 509-го СП (Остелек - Цинкотай) 236-й СД, в отчётах которых действия СУ-100 тоже не упоминаются.
   Итак, 8 марта во второй половине дня и вечером части 12-й ТД СС с направления занятого утром населённого пункта Анталь и высоты 155 предприняли несколько атак на позиции пехоты 177-го СП усиленной самоходками 1068-го САП, все немецкие атаки по заявлениям самоходчиков удалось отбить, потеряв 2 СУ-100 сгоревшими и одну подбитой, уничтожив в первом бою на новых самоходках, по оптимистичным данным полка 23 тяжёлых танка "Тигр" и 6 "Фердинандов" (могли быть САУ Pz.IV/70(V) или "Jagdpanther"). Но штаб фронта на счёт полка за 8 марта записал гораздо меньшее количество уничтоженной техники - только 5 танков, 1 САУ и 4 БТР. На следующий день части 12-й ТД СС изменив направление атаки, ударили с направления Етелька - высота 125 по позициям пехоты 509-го СП. По данным отчёта 1068-го САП в ходе 4-х часового боя, из-за отсутствия пехотного прикрытия, полк был обойдён с флангов, и потеряв 5 СУ-100 сгоревшими и 2 подбитыми (по данным ЖБД БТ и МВ 3-го УФ потери полка за 8-9 марта - 8 СУ-100 сгорели и 3 подбиты), полк был выбит из Дег, заявив об уничтожении ещё 6 "Тигров" и 2 "Фердинандов". Вероятно, обход с флангов позиций самоходок СУ-100 стал возможен после отступления пехоты батальонов 177-го и 509-го СП. Батальон 509-го СП 8 марта в боях не участвовал, находясь во втором эшелоне, а в бои вступил в середине дня 9 марта, причём от внезапного удара, роты батальона не выдержав натиска частей 12-й ТД СС отошли во вторую линию траншей, а затем и в третью, и к вечеру начали отход к Фельше-Ньек. А в ЖБД 177-го СП указано, что 8 марта все атаки противника были успешно отражены, но 9 марта после упорного боя с пехотой и танками противника, в ходе которого было подбито 3 тяжёлых и 2 средних танка, 2-й стрелковый батальон был вынужден отойти в направлении на Силаш-Балхаш. По приказу командира 208-й самоходно-артиллерийской бригады, 1068-й САП тоже отошёл на Силаш-Балхаш, где уже занимали оборону 3-я и 4-я батареи 1922-го САП всё той же 208-й САБр. Всего, в ходе оборонительных боёв с 8 по 20 марта из полков 208-й САБр. 1068-й САП понёс наибольшие безвозвратные потери - 14 самоходок СУ-100, а на его боевой счёт штабом фронта было записано 17 "Фердинандов", 2 "Тигра", 3 "Пантеры" и 6 средних танков.
   Заняв к вечеру 9 марта Дег части 12-й ТД СС несмотря на наступление темноты, не останавливаясь, продолжили наступление на Силаш-Балхаш, на северо-западных окраинах которого наткнулись на занявший оборону 703-й СП 233-й СД, два батальона 145-го гв.СП 66-й гв.СД, три батареи 1245-го ИПТАП (8 76-мм орудий ЗИС-3) и самоходки СУ-100 208-й САБр., после чего попытались обойти советские позиции с фланга. Но первая попытка обойти советский опорный пункт с направления высоты 176 закончилась неудачей, так как выдвижение колонны танков и БТР 12-й ТД СС было замечено, после чего самоходки 3-й батареи 1922-го САП скрытно выдвинулись наперерез немецкой колонне и внезапным ударом подбили три головных танка. Немецкая колонна, понеся потери, отошла обратно в Дег. Не смотря на это, к полуночи эсэсовцам всё же удалось выбить с позиций советские подразделения и занять Силаш-Балхаш. Пехота 703-го СП с артиллеристами 1245-го ИПТАП отошли к северной окраине Озора. Столкнувшись с новыми советскими самоходками и понеся потери, подразделения 12-й ТД СС попытались 10 марта совершить обходной манёвр через Хараст-Богард - Тюшкеш - Тоти и выйти к переправам через канал Елуша у Озора. Но СУ-100 3-й и 4-й батарей 1922-го САП совершили манёвр параллельно движению немецкой колонны и скрытно, по лощинам вышли во фланг противнику. И когда немцы вышли к Тоти, самоходки 3-й батареи для привлечения внимания были выдвинуты к дороге, а 4-я батарея заняла скрытые позиции, зайдя во фланг немецкой колоне. После чего, сосредоточенным огнём двух батарей, по советским данным было уничтожено 8 вражеских танков. Понеся потери, немецкая колонна стала отступать, потеряв на отходе ещё 4 танка и несколько БТР. Воспользовавшись представившимся случаем, самоходки 3-й и 4-й батарей 1922-го САП выдвинулись к переправе через канал Елуша и заняли её, организовав там оборону. Чуть позже, к ним, по приказу командира бригады подошли самоходки 1068-го САП, заняв оборону на северных окраинах Озора. На следующий день самоходки 208-й САБР были переброшены в другой район, а на северную окраину Озора, прибыли, заняли огневые позиции между домов и виноградников, и замаскировались пять СУ-100 1-й батареи 1952-го САП 209-й САБР. 11 марта колонна танков и БТР дивизии СС "Гитлерюгенд" по лощине у посёлка Тоти снова попыталась выйти к переправе через канал. Но когда немецкие машины показались из лощины и подошли к мосту через канал, самоходки 1-й батареи 1952-го САП по отчёту полка, внезапно открыли огонь и шестью выстрелами подбили три головных танка Pz.Kpfw.IV, после чего остальная вражеская техника скрылась в лощине. Интересно, что по воспоминаниям ветеранов 12-й ТД СС, кроме трёх танков подбитых перед мостом, на самом мосту был подбит ещё один танк, который заблокировал путь, а отбуксировать его под прикрытием дымовой завесы, из-за сильного артобстрела, не удалось. Это же количество (4 подбитых танка) указывают и документы частей 233-й и 236-й стрелковых дивизий занимавших оборону в районе переправы и наблюдавших бой.
   Касательно рассмотренного эпизода, можно добавить ещё то, что во многих книгах посвящённых мартовским боям под Балатоном, есть довольно известный снимок "Королевского тигра" №331 из 501-го ТТБ СС с двумя пробоинами в левом борту. В подписи к снимку обычно пишут, что этот танк является одним из трёх "Королевских тигров" подбитых шестью выстрелами батареи СУ-100 капитана Васильева. Но никаких уточнений, где и когда произошёл данный эпизод не пишется, и не понятно откуда пошла информация, что батарея капитана Васильева уничтожила именно три "Королевских тигра". А при изучении документов 209-й САБр. в которых чётко указаны дата и обстоятельства боя, становится понятно, что на самом деле огнём СУ-100 батареи капитана Васильева были подбиты не "Королевские тигры" из 501-го ТТБ СС, которых там не было, а танки Pz.Kpfw.IV 12-й ТД СС, которые и указаны в отчёте бригады и которые действовали в районе Озора. Причём, что интересно, в альманахе "Panzerwrecks 20: Ostfront 3" есть снимок одного из этих танков 12-й ТД СС - Pz.Kpfw.IV №539 подбитого у Озора. И вот тут возникает вопрос о том, верны ли указываемые обычно номера танковых рот 12-го ТП СС оснащённых танками Pz.Kpfw.IV, так как указываются 7-я и 8-я роты, а на снимке танк с номером 5-й роты. И ещё один факт - 11 марта 1945 года в бою погиб командир 5-й роты 12-го ТП СС унтерштурмфюрер СС Эберхард Йеран (Eberhard Jeran), возможно именно в описанном выше бою. Возможно, потерпев неудачу у Озора, действующая таи боевая группа 12-й ТД СС сместилась западнее к полосе действий 3-й кавалерийской дивизии Вермахта у Мезе Комаром - Сабадхидвег, так как оборонявшимися там подразделениями 66-й гв.СД в ходе боя 12 марта был захвачен пленный из SS-Pz.Gren.Rgt.25.
   
   10 марта был зафиксирован случай "дружественного огня" танков 12-й ТД СС по истребителям танков Jagdpanzer IV из Pz.Jg.Abt.128 23-й ТД. Рота этих противотанковых самоходок 23-й ТД действовала в полосе наступления 1-й ТД СС и попав под огонь танков "Гитлерюгенда" из района Силаш Балхаш потеряла сгоревшими три ягдпанцера.
   Пока один панцергренадерский полк "Гитлерюгенда" - SS-Pz.Gren.Rgt.25 с двумя ротами на БТР из III.(gep)/SS-Pz.Gren.Rgt.26 при поддержке танков SS-Pz.Rgt.12 и самоходок s.Pz.Jg.Abt.560 пытался пробиться через переправу у Озоры, другой полк - SS-Pz.Gren.Rgt.26 совместно с самоходками SS-Pz.Jg.Rgt.12 в ночь на 11 марта захватили Игар, после чего вышли на исходные позиции для штурма населённого пункта и ж/д станции Шимонторниа, который планировалось провести совместно с подразделениями 1-й ТД СС.
   Во второй половине дня 12 марта подразделения SS-Pz.Gren.Rgt.26 на штурмовых лодках сумели форсировать канал Капош (по донесению 5-го гв.КК на подручных средствах: лодках, корытах и т.п.) в районе железнодорожного моста, и потеснив пехоту 645-го СП 202-й СД создать небольшой плацдарм и выйти на южные окраины Шимонторниа. 12 марта подразделения 23-й ТД Вермахта прикрыли левый фланг 1-й ТД СС и завязали бои за Шар-Егреш, что позволило подразделениям "Лейбштандарта" сосредоточить все силы для атаки Шимонторниа и нанести сильный удар на город с севера. На подступах к Шимонторниа оборонялись полки 202-й СД и 11-й гвардейской кавалерийской дивизии (КД). Под нажимом частей I-го ТК СС пехота 202-й СД отошла к Цеце, а казаки 11-й гв.КД вели бои за город, после чего отошли и закрепились в виноградниках на южных окраинах Шимонторниа, где к ним присоединились части 12-й гв.КД и батареи 150-го ИПТАП. Кроме того в этих боях принимали участие 8 самоходок СУ-76М из 1896-го САП, который с 9 марта поступил в оперативное подчинение 11-й гв.КД. В боях за город 1896-й САП потерял сгоревшими 3 самоходки, заявив уничтоженными 3 танка, из них 2 "Тигра". Также казакам 11-й гв.КД оказывали поддержку танки 71-го ТП входившего в состав дивизии, в котором было всего 2 танка Т-34/85 и 5 танков Т-34/76. В боях с 9 по 13 марта 71-й ТП потерял сгоревшими 1 танк Т-34/85 и 3 танка Т-34/76, отчитавшись об уничтожении 9 немецких танков. Один интересный эпизод описан в ЖБД 645-го СП 202-й СД, он произошёл 10 марта во время боёв на подступах к Шимонторниа. По отчёту полка, две группы полковых разведчиков смогли уничтожить экипаж немецкого танка, сам танк захватили и привели в расположение полка, дальнейшая судьба танка неизвестна.
   В боях с частями 1-й и 12-й ТД СС за Шимонторниа принимали участие и зенитные подразделения, вооружённые 85-мм орудиями 52-К, а так же 60-я отдельная зенитно-прожекторная рота (60-я ОЗПР), прожектора которой помогали отражать ночные атаки противника.
   В ходе боёв за Шимонторниа самоходки СУ-100 из 1953-го САП 209-й САБр. остались без пехотного прикрытия, так как пехота 11-й гв.КД не выдержав удара немецких танков, отошла из города. После чего самоходчики 1953-го САП, оставив одну батарею прикрывать отход, вынуждены были отойти к Шар-Егреш на соединение с 1951-м САП. Пока оставшаяся для прикрытия отхода батарея СУ-100 отражала немецкие атаки, мост по которому осуществлялся отход, был взорван советскими сапёрами из 202-й СД, и батарея вынуждена была пробиваться по дороге уже перерезанной немцами. Пробившись с боем в Шар-Егреш, батарея поступила в подчинение 1951-го САП.
   Тем временем подразделения 12-й ТД СС в районе Озора неоднократно пытались переправиться через канал Елуша, для чего под прикрытием танков и самоходок, и поставив дымовую завесу, пытались подтянуть к каналу лодки и понтоны, но артиллерийским огнём подразделений советской 337-й стрелковой дивизии все попытки немцев переправиться были пресечены.
   Интересно, что по воспоминаниям ветеранов "Гитлерюгенда" в ходе боёв в Венгрии ими были замечены случаи атак советских штурмовиков ИЛ-2 по своим войскам. Подобные случаи находят подтверждение и в документах советских стрелковых частей, подвергшихся "дружественному огню" своей авиации, причём к счастью пехотинцев, отмечается низкая результативность этих атак.
   Отбив к вечеру 12 марта у советских войск Шимонторниа, и заняв высоты за ним, 1-я и 12-я ТД СС 13 марта создали небольшой плацдарм за каналом, но расширить его и пробиться дальше эсэсовским дивизиям не удавалось, немецкое наступление начало останавливаться. К вечеру 13 марта подразделения 23-й ТД Вермахта выбили понёсшие большие потери части 41-го гв.КП 11-й гв.КД из Шар-Егреш, после чего самоходки СУ-100 1951-го и 1953 САП, вслед за пехотой отошли на западную окраину Цеце. Всего в ходе оборонительных боёв с 9 по 16 марта 209-я САБр. потеряла сгоревшими 24 самоходки СУ-100. Кстати, на окраинах Цеце занимали огневые позиции артиллеристы 4-й и 5-й батарей 1249-го ИПТАП, который был оснащён трофейными немецкими противотанковыми орудиями PaK 40. В ходе оборонительных боёв все 8 трофейных орудий PaK 40 двух батарей полка были потеряны. С 13 по 15 марта подразделения 1-й и 12-й ТД СС вели безуспешные бои в попытках расширить плацдарм, а так же отражали советские контратаки, пока не получили приказ о передислокации. В ночь с 15 на 16 марта подразделения 12-й ТД СС, после получения приказа о передислокации, начали сниматься со своих позиций и покидали район боёв, сосредотачиваясь в районе Секешфехервара. Кстати, в боях за Секешфехервар с 18 марта принимал участие 366-й гв.САП вооружённый трофейной немецкой бронетехникой. На тот момент в полку находились: 7 трофейных СУ-150 (вероятно "Хуммелей"), 2 СУ-105 ("Веспе"), 4 СУ-75 (вероятно "Штуги" или "ягдпанцеры") и 2 танка "Пантера". Хотя 1-я и 12-я ТД СС в ходе наступления и смогли прорвать оборону советских частей на максимальную глубину и выйти на фронтовой оборонительный рубеж, но сил для дальнейшего продвижения у них уже не оставалось. А с 16 марта началось советское контрнаступление, поставившее немецкие части под угрозу окружения, из-за чего их дальнейшее наступление потеряло всякий смысл.
   
  Справка о средней численности стрелковых рот дивизий 135-го СК на 1 марта 1945 года.

Справка о средней численности стрелковых рот дивизий 135-го СК на 1 марта 1945 года.

Тактическая хитрость с помощью которой танки 12-й ТД СС прошли через позиции 2-го батальона 572-го СП 233-й СД.

Тактическая хитрость с помощью которой танки 12-й ТД СС прошли через позиции 2-го батальона 572-го СП 233-й СД.

 
Фрагмент карты на котором показано положение советских частей в полосе наступления 1-й и 12-й ТД СС.

Фрагмент карты на котором показано положение советских частей в полосе наступления 1-й и 12-й ТД СС.

Фрагмент карты с районом населённых пунктов Дег и Силаш Балхаш, находящихся в полосе наступления 12-й ТД СС.

Фрагмент карты с районом населённых пунктов Дег и Силаш Балхаш, находящихся в полосе наступления 12-й ТД СС.

Схема боя самоходок СУ-100 208-й САБр. с подразделениями 12-й ТД СС в районе Дег.

Схема боя самоходок СУ-100 208-й САБр. с подразделениями 12-й ТД СС в районе Дег.

Схема боя самоходок СУ-100 208-й САБр. с подразделениями 12-й ТД СС в районе Силаш Балхаш.

Схема боя самоходок СУ-100 208-й САБр. с подразделениями 12-й ТД СС в районе Силаш Балхаш.

Схема расположения самоходок СУ-100 209-й САБр. в районах Озора - Шимонторниа - Шар Егреш.

Схема расположения самоходок СУ-100 209-й САБр. в районах Озора - Шимонторниа - Шар Егреш.

Схема боя СУ-100 1952-го САП 209-й САБр. с танками 12-й ТД СС 11 марта 1945 года у Озора.

Схема боя СУ-100 1952-го САП 209-й САБр. с танками 12-й ТД СС 11 марта 1945 года у Озора.

Положение советских стрелковых подразделений в районе Озора.

Положение советских стрелковых подразделений в районе Озора.

Фрагмент из ЖБД 233-й СД в котором упоминается об уничтожении 4 танков 12-й ТД СС у переправы в районе Озора.

Фрагмент из ЖБД 233-й СД в котором упоминается об уничтожении 4 танков 12-й ТД СС у переправы в районе Озора.

Танк Pz.Kpfw.IV №539 из 12-й ТД СС уничтоженный батареей СУ-100 капитана Васильева у переправы через канал Елуша у Озора. В лобовой броне виден пролом от попадания 100-мм снаряда СУ-100.

Танк Pz.Kpfw.IV №539 из 12-й ТД СС уничтоженный батареей СУ-100 капитана Васильева у переправы через канал Елуша у Озора. В лобовой броне виден пролом от попадания 100-мм снаряда СУ-100.

Ещё один танк Pz.Kpfw.IV из 5-й роты 12-й ТД СС потерянный в Венгрии.

Ещё один танк Pz.Kpfw.IV из 5-й роты 12-й ТД СС потерянный в Венгрии.

Потерянная в Вегрии "Ягдпантера" предположительно из 1-й роты s.Pz.Jg.Abt.560 приданного 12-й ТД СС.

Потерянная в Вегрии "Ягдпантера" предположительно из 1-й роты s.Pz.Jg.Abt.560 приданного 12-й ТД СС.

Два истребителя танков Pz.IV/70(V) с номерами 311 и 333, предположительно из 3-й роты s.Pz.Jg.Abt.560.

Два истребителя танков Pz.IV/70(V) с номерами 311 и 333, предположительно из 3-й роты s.Pz.Jg.Abt.560.

Положение частей 202-й СД 9 марта 1945 года у Шимонторниа.

Положение частей 202-й СД 9 марта 1945 года у Шимонторниа.

Фрагмент карты района Шимонторниа - Шар Егреш с положением советских частей на 14 марта.

Фрагмент карты района Шимонторниа - Шар Егреш с положением советских частей на 14 марта.

Пара эпизодов нанесения ударов по своим войскам штурмовиками ИЛ-2 в марте 1945 года. Обращает внимание низкая эффективность авиаударов.

Пара эпизодов нанесения ударов по своим войскам штурмовиками ИЛ-2 в марте 1945 года. Обращает внимание низкая эффективность авиаударов.

Ещё один эпизод нанесения авиаудара по своим войскам, теперь досталось частям 11-й гв.КД.

Ещё один эпизод нанесения авиаудара по своим войскам, теперь досталось частям 11-й гв.КД.

   После начала советского контрнаступления, 12-я танковая дивизия СС "Гитлерюгенд" совершила марш на Варпалоту, откуда отступила в район Бодайк - Балинка - Мечер. Под ударами советского 9-го гвардейского мехкорпуса 12-я ТД СС отступала вдоль дороги Балинка - Зирез, ведя оборонительные бои в близлежащих населённых пунктах. В ходе одного из боёв у населённого пункта Теш были потеряны три из четырёх участвовавших в бою "Ягдпантер" s.Pz.Jg.Abt.560. Сплошной линии обороны давно не было, и бои велись за отдельные опорные пункты. К 23 марта части "Гитлерюгенда" отошли в район Зирез - Локут, но к ночи были выбиты и отошли к Пензешкуту. В этот же день, с учебного полигона Фаллингбостель в дивизию прибыл личный состав танковой роты (предположительно 7-й), так и не получивший танков, а 12 апреля, тоже без танков прибыли танкисты 1-й, 3-й и 6-й танковых рот, которые использовались как простые пехотинцы.
   
   На 28 марта 1945 года в 12-й ТД СС осталось только 12 танков "Пантера" (4 боеготовых), 10 танков Pz.Kpfw.IV (3 боеготовых), 16 самоходок Pz.IV/70(V) (8 боеготовых) и 4 зенитных танка "Вирбельвинд" (2 боеготовых). В приданом дивизии s.Pz.Jg.Abt.560 осталось 6 самоходок Pz.IV/70(V), из них только 1 боеготовая.
   Подразделений дивизии, как таковых уже не существовало, и бои велись импровизированными группами из состава различных подразделений, в том числе и из других дивизий. Например вместе с частями 12-й ТД СС сражались и отдельные подразделения из 3-й ТД СС. Подобным образом, отступая с боями от одного населённого пункта к другому, остатки частей 12-й ТД СС к 1 апреля вышли на территорию Австрии. В течение апреля подразделения дивизии СС "Гитлерюгенд" отступали по территории Австрии, ведя постоянные стычки с наступающими советскими войсками. А 8 мая 1945 года оставшийся личный состав подразделений "Гитлерюгенда" начал пересекать демаркационную линию в районе города Эннс и сдаваться в плен частям американской 65-й пехотной дивизии.
   
   Ну и в заключение хотелось бы заметить, что 12-я ТД СС "Гитлерюгенд" является одной из самых известных танковых дивизий войск СС, и по ней издано довольно много различных книг и исследований, поэтому рассказать, что то действительно новое или ранее неизвестное довольно сложно. Но я всё же, как смог, постарался это сделать, а получилось или нет, решать вам. Ну и традиционно, если у вас есть какие либо дополнения или исправления, либо вы не согласны с чем то изложенным в статье, то пишите в комментариях.
   
   С уважением, Дмитрий Лиходед.
   
   В статье использованы материалы сайта "Память народа" (http://pamyat-naroda.ru).