SCALE MODELLER'S SITE
System pager
Choose Theme
   Коллеги, в последнее время в галерею поступает значительное количество работ явно конкурсного исполнения и наполнения. Однако признака участия в конкурсе в них не стоит. Проверьте, пожалуйста, наличие если необходимо признака участия. Это можно сделать вызвав работу для корректировки из своего личного кабинета. Спасибо.

published 2008-11-16
Author's Other Work  |  comments  
 Show photos in the same window
 Show photos in a Lightbox
Химическое оружие.
Часть V.
Гражданская война. Национальная бойня (1917-1920гг.).


Полки "краснозвездатые" нам счастье принесли ...
Введение
Типичный к 1917г. вид немецкого солдата со специальной "замоткой" - M-Brillen fur Maske и запасными фильтрами на поясном ремне. Именно так должно было выглядеть большинство "интернационалистов" на Европейской территории в Гражданскую.
   В данных трех частях речь мы поведем, естественно, о Гражданской войне в России, становлении Советской власти и процессах, при этом происходившими. С точки зрения применения химического оружия. Согласно пожеланиям рецензентов - с реверансами в сторону реальной истории.
   Отдельной частью данная тема проистекает из трех основных соображений.
   Во первых - логики повествования - все "заинтересованные" стороны применяли фактически накопленный в Первой Мировой войне арсенал, за малыми исключениями, конечно. Посему Гражданскую в плане применения ОВ вполне можно рассматривать как логическое продолжение Первой Мировой.
   Во вторых - логики событийной - большое количество информации просто требует отдельной части для ее "осмысления".
   В третьих - бытового, я извиняюсь, патриотизма. Большинство из нас, к сожалению, весьма слабо представляет себе Гражданскую войну вообще - весь накал страстей, всю грязь и мерзость взаимного истребления. А ведь это история нашей страны, как-никак.
   
   Опять таки, следуя логике повествования, рассказ будет вестись по территориальному принципу, а не хронологически. Так и для восприятия удобнее будет.
   
   В данные части не войдут ни романтика "войны с басмачеством", ни Бурятское восстание 1927г., хотя они и составляют часть Гражданской войны - эти события происходили на фоне дальнейшего развития химического оружия в уже СССР. Зато войдут Польско-украинская война 1918-1919гг., Советско-польская война 1918—1921гг., Первая советско-финская война 1918—1921гг. и Тешинский конфликт 1919-1920гг. - исключительно из той же пресловутой логики использования химического оружия.
   
   Основываться придется на тех немногих источниках, которые есть в широком доступе. Это, вне всякого сомнения, советская "История Гражданской войны" в разных ее ипостатях. Немногочисленные архивные материалы. Пласты воспоминаний. И, конечно, появившиеся в последнее время довольно взвешенные с точки зрения оценок научные и не очень монографии. Где это будет возможно, я буду стараться указывать источник.
   
   Сразу вынужден извиниться за убожество фотоматериала - его в моем распоряжении не так уж и много, к моему величайшему сожалению.
   
   Заодно, сразу уж, приношу мои очередные глубочайшие благодарности полковнику М.В.Супотницкому - за огромный вклад и критику, ныне уже покойному В.В.Самошкину за фотокопии документов, В.А.Савченко, С.В.Волкову и А.С.Бражникову (AKA RedHun) за огромный фактический материал и многим, многим другим, кому не безразлична наша с вами история.
Маленькое отступление
Разрыв снаряда, убивший фотографа. С разрешения www.firstwar.info
   Гражданская война как-то уж очень скоро, уже через лет пятнадцать после своего окончания, превратилась в эпическую эпоху, с далекими от реальности легендами и мифическими героями. Около 90 лет, прошедшие с ее окончания, сделали свое дело, выдавив из жизни всех носителей реальной памяти о ней, превратив эту трагедию только в легендарный факт далекой истории.
   Советская мифология Гражданской войны строилась на простом конфликте "красные-белые" (что подразумевает еще и простую оценку "хорошие - плохие"), исключая наличие других цветов или полутонов. Но и белоэмигрантская мифология, не стремясь к анализу, также пыталась заземлить проблему на уровне "свои — чужие". Постсоветские историки поначалу метнулись к «деникинско-красновской» истории, думая в одночасье забыть о «своих». Ну и так далее. И в результате - более 80 лет полуправды, искажений, недомолвок, умолчания и незнания.
   До сих пор неизвестно даже приблизительное количество жертв Гражданской войны на просторах разлагающейся Российской империи. Можно условно предположить, что число погибших и умерших в этой войне составило примерно 7 миллионов человек. Причем большинство жертв (до 65%) приходится на погибших от эпидемий, болезней и голода (как солдат различных армий, так и в большинстве своем мирных обывателей), примерно 20% жертв дали репрессии и террор, прежде всего относительно мирного (тылового) населения (примерно 1 миллион человек погибло от террора - красного, 160—180 тысяч человек - от террора белого и террора интервентов, 400 тысяч человек - от погромов, национально-повстанческого и бандитского террора). На долю погибших военных (непосредственно в ходе военных действий на фронтах) приходится около 10% от общего числа жертв Гражданской войны. К этим невосполнимым для страны потерям необходимо добавить 3—4 миллиона эмигрантов, которые покинули пространство бывшей Российской империи, спасаясь от войны, репрессий, голода...
   Точного числа жертв от применения того или иного вида химического оружия мы не узнаем, видимо, никогда. Вряд ли оно было велико - не тот уровень и размах, да и серьезных БОВ в арсеналах практически не было. Но жертвы были.
Химические арсеналы.
   Как я уже ранее упоминал, военно-химическое дело во время войны в России, в 1916 — 1917гг., было отнесено к артиллерии.
   Энергией и творчеством Химического комитета (образован был в апреле 1916г. при ГАУ, в его состав вошла и комиссия по заготовлению удушающих средств. Один из членов этой комиссии был откомандирован в Ставку и назначен в Упарт для организации химической борьбы на фронте, не теряя тесной связи с Химическим комитетом.)создана была в России обширная сеть химических заводов (около 200), в том числе ряд заводов для изготовления отравляющих веществ.
   Новые заводы отравляющих веществ были пущены в ход весною 1916г.; количество изготовленной ядовитой жидкости достигло к ноябрю 3180т, причем в октябре было добыто около 345т, а программой 1917г. намечалось довести месячную производительность до 600т в январе и до 1300т в мае.
   
   Россия стала на путь применения в артиллерии химических снарядов с 1916г., для начала изготовляя 76-мм химические гранаты двух типов:
   а) удушающие (хлорпикрин с хлористым сульфурилом), действие которых вызывало раздражение дыхательных органов и глаз в такой степени, что пребывание людей в этой атмосфере было невозможно;
   б) ядовитые (фосген с хлорным оловом, или венсинит, состоящий из синильной кислоты, хлороформа, хлорного мышьяка и олова), действие которых вызывало поражение организма и в тяжелых случаях смерть.
   
   К осени 1916г. требования армии на химические 76-мм снаряды удовлетворялись полностью: армия получала ежемесячно 5 парков (15000 снарядов), в том числе 1 парк ядовитый и 4 удушающих. На фронте применялись, главным образом, удушающие снаряды, отзывы о действии которых получались вполне удовлетворительные. Например, замечено было, что при обстреле этими снарядами неприятельские батареи быстро умолкали.
   
   Снабжение русской армии химическими снарядами крупного калибра затруднялось недостатком корпусов снарядов, которые полностью назначались для снаряжения взрывчатыми веществами. В начале 1917г. предполагалось доставить на фронт для боевого опыта по 3000 снарядов — 107-мм пушечных и 152-мм гаубичных (цитируется по ЦВИА, личный архив Барсукова, Доклад начальника ГАУ 20 ноября 1916г. №165392. Краткий очерк деятельности Химического комитета ГАУ).
   
   Газовое облако от разрыва одного 76-мм химического снаряда охватывало площадь около 5м2. Исходной данной для расчета количества химических снарядов, необходимых для обстрела площадей, принята была норма — одна 76-мм химическая граната на 40м2 площади и один 152-мм снаряд на 80м2. Выпущенные непрерывно в таком количестве снаряды создавали газовое облако достаточной боевой концентрации; в дальнейшем для поддержания полученной концентрации число выпускаемых снарядов убавляется вдвое. Такая стрельба химическими снарядами целесообразна лишь в тех условиях, когда ветер меньше 7 м/сек (лучше полное затишье), когда нет сильного дождя и большой жары при твердом грунте у цели, обеспечивающем разрыв снарядов, и на дистанции не свыше 5км. Ограничение дистанций вызывалось предположением о необходимости обеспечения снаряда от опрокидывания при полете в результате переливания отравляющей жидкости, которой наполняется не весь внутренний объем снаряда с целью дать жидкости возможность расширяться при неизбежном ее нагревании. Явление опрокидывания снаряда заметно могло сказаться именно на больших дистанциях стрельбы, особенно в высшей точке траектории.
   
   Стенки корпуса артиллерийских снарядов в силу условий прочности делаются довольно толстыми, вследствие чего уменьшается внутренний объем снаряда и количество помещаемой в нем жидкости. В среднем вес отравляющих веществ в химическом артиллерийском снаряде не превосходит 10% общего веса снаряда. Желание помещать возможно большее количество этих веществ побудило применять их для снаряжения минометных и газометных снарядов, имеющих относительно тонкие стенки, а потому вмещающих в себя больше отравляющего вещества,— до 50% общего веса снаряда.
   
   Кроме того, весною 1917г. русская артиллерия стала получать химические мины для минометов. Что касается газометов, с успехом применявшихся как новое средство химического нападения на французском и итальянском фронтах с начала 1917г., то Россия, вышедшая в том же году из войны, газометов не имела. В минометной артиллерийской школе, сформированной в сентябре 1917г., только предполагалось начать опыты по применению газометов.
   
   Русская артиллерия применяла 76-мм химические гранаты почти исключительно в обстановке позиционной войны, как вспомогательное средство наряду со стрельбой обыкновенными снарядами и, главным образом, с целью выгнать противника из укрытий, неуязвимых для обыкновенных снарядов, с тем чтобы подставить его под действие шрапнели или комбинированного огня с фугасной гранатой. Кроме обстрела неприятельских окопов непосредственно перед атакой войск противника, скопившихся в лесу или в другом укрытом месте, стрельба химическими снарядами применялась с особым успехом для временного прекращения огня (нейтрализации) неприятельских батарей, траншейных орудий и пулеметов, для содействия своей газобаллонной атаке — путем борьбы с артиллерией противника и обстреливания тех целей, которые не захватывались газовой волной, для обстрела наблюдательных и командных пунктов противника, укрытых ходов и путей его сообщения.
   
   Действительность стрельбы химическими снарядами достигалась лишь большим числом снарядов, выпущенных в короткое время с надлежащей точностью; поэтому стрельба этими снарядами одиночными выстрелами не допускалась. Требовались: самая тщательная организация наблюдения за своей стрельбой, заблаговременное распределение между батареями участков целей, подлежащих обстрелу; пристрелка фугасными снарядами или шрапнелью; неожиданный для противника переход на поражение химическими снарядами одновременно всеми назначенными для этого батареями, в целях использования внезапности. Батареи, стреляющие химическими снарядами по атакуемым участкам неприятельской позиции, обязывались в момент движения своей пехоты в атаку переносить огонь на батареи противника, на фланкирующие участки и сооружения, на укрытые подступы; при этом рекомендовалось вести огонь преимущественно удушающими снарядами.
   
   Можно еще упомянуть о химических ручных гранатах, которые испытывались в 1916г. в Ставке при Упарте и на главном артиллерийском полигоне. В конце 1916г. ГАУ выслало в действующую армию 9500 ручных стеклянных гранат с удушающими жидкостями для боевого испытания, а весною 1917г. — 100000 ручных химических гранат. Те и другие ручные гранаты бросались на 20—30м и были полезны при обороне и особенно при отступлении, чтобы препятствовать преследованию противника.
   
   Из снарядов специального типа в русской армии применялись во время войны зажигательные, светящиеся и дымовые снаряды. Зажигательные снаряды применялись следующих более характерных четырех образцов:
   1. Зажигательная шрапнель с пламеносными пулями системы Гронова отличалась от обычного типа шрапнели только тем, что вместо пуль она наполнялась медными гильзочками с зажигательным составом, переложенными мешочками с черным порохом. При разрыве шрапнели гильзочки выталкивались, летели вперед с воспламенившимся их составом и, попадая в препятствия (деревянные или другие неогнеупорные), зажигали их.
   2. Термитный снаряд Стефановича{ в виде стакана, имеющего у дна камеру с разрывным зарядом, прикрытую диафрагмой, как у шрапнели. Все остальное .внутреннее пространство над диафрагмой наполнялось термитом (смесь порошкообразного алюминия и окиси железа). Дистанционная трубка, ввинченная в очко снаряда, так устанавливалась, чтобы вызвать горение термита приблизительно на полминуты раньше падения снаряда на землю, сопровождающегося взрывом разрывного заряда, выбрасывающим расплавленный термит. Горящий термит развивает температуру до 3000°С; тем не менее для зажжения необходимо, чтобы разрыв снаряда произошел у самой цели и чтобы хотя небольшая часть термита упала на цель.
   3. Термитный снаряд Яковлева по своему устройству подобен снаряду Стефановича, но имел более удлиненную форму.
   4. Граната с фосфорно-картушным зажигательным составом. Внутри корпуса гранаты помещалось несколько патронов с зажигательной смесью, промежутки между которыми заливались фосфором. Граната разрывалась при ударе от действия взрывателя. При разрыве фосфорная жидкость воспламенялась от соприкосновения с воздухом и воспламеняла зажигательный состав, при этом выделялись густые клубы дыма.
   
   Светящиеся снаряды гаубичные 122- и 152-мм представляли собой обыкновенную шрапнель, но вместо пуль в нее вкладывались светящиеся ядра из бенгальского огня с прикрепленными к ним парашютами. При разрыве снаряда ядра загорались и, падая, раскрывали парашюты, которые замедляли падение ядер и вместе с тем удлиняли время освещения ими местности. Радиус освещаемой площади доходил до 0,5км; продолжительность освещения — около 1 мин.
   
   Дымовые снаряды, назначаемые для образования дымовых завес, наполнялись безвредной для здоровья смесью, загоравшейся при разрыве снаряда и при горении дававшей густой серый или белый дым, маскирующий от противника. Нередко дымовые снаряды начинялись желтым фосфором, обладающим при этом весьма большими маскирующими свойствами. Выпущенные беглым огнем в течение 3сек., 8 — 12 дымовых фосфорных снарядов давали полное укрытие на фронте около 150 шагов в продолжение почти минуты.
Лиха беда - начало ... Штурм Киева 24-28 января 1918г.
Гайдамаки ...
   Сперва некое историческое отступление, да простят меня за излишнее словоблудие.
   На волне революционного энтузиазма и ощущения невиданной свободы, в марте 1917 года, в Киеве была создана межпартийная организация, которой суждено было сыграть важную роль в Гражданской войне — Украинская Центральная Рада. Центральная Рада весной 1917 года стала выразителем еще не сформировавшихся стремлений украинской интеллигенции возглавить народное движение в Украине, стать политической элитой, так сказать. Рада стремилась оформить стихийное социальное движение масс в Украине, направить его в сторону создания государственности, в виде автономии в составе федеральной России (и не более, о Директории мы поговорим позже). В Раду вошли представители украинских социалистических партий — украинских социал-демократов (УСДРП), украинских эсеров (УПСР), украинских социалистов-федералистов (УПСФ) — и ряда украинских общественных организаций. В июне 1917 года, после того как Центральная Рада пополнилась представителями рабочего, крестьянского, военного, студенческого съездов, было заявлено о том, что именно Центральная Рада является параллельной законодательной представительской властью всего украинского народа, выражая его особые социально-политические, национальные интересы.
   В ноябре 1917 года на политику УНР усилилось влияние тогда молодого и амбициозного военного секретаря (министра) УНР журналиста и масона Симона Петлюры {1}. Эту личность надо запомнить - она будет частенько всплывать далее - по поводу и без. В первые - по поводу обвинения в приенении первым ОВ проитв "мирного населения", впрочем - совершенно, как мы увидим, безосновательном (обвинение было снято уже в издании "Истории Гражданской войны в СССР" 1935г. и более нигде не возникало).
Красногвардейцы
   Итак, январское (1918г.) восстание большевиков в Киеве. Оно описано в сотнях советских исторических монографий, диссертациях, статьях. Но до сих пор правдивой и полной картины этого восстания историками не воссоздано. Коротко напомню важные события 15—19 января 1918 года, Причем, нас будет интересовать толко частность - "Арсенал"
   Крупнейший в Украине военный завод "Арсенал" (Киевский) и его рабочие были постоянной головной болью для политиков Центральной Рады. Рабочий коллектив завода был еще в середине 1917 года распропагандирован большевиками и выступал за советскую власть и коммунизм. В октябре 1917 года он уже поднимал восстание против Временного правительства, а с приходом к власти Центральной Рады рабочие завода рвались в бой уже против "буржуазных националистов" из Центральной Рады.
   15 января на "Арсенале" был создан центральный штаб восстания большевиков и формировалась их надежда, их "пушечное мясо" — киевская Красная гвардия... Были призваны все большевистские, красногвардейские силы Киева. К арсенальцам присоединились не только рабочие многих предприятий, люмпены, но и многие солдаты трех украинских полков, которые были распропагандированы большевиками. Всего на заводе собралось более 700 хорошо вооруженных людей. 16го января восстание началось. Крайне уродски спланированное и неудачное, что понятно.
   
"Белый" террор ...
   Восстание удалось локализовать и раздавить по частям. 21 января 1918 года — последний день обороны «Арсенала». Утром этого дня было решено провести общую атаку восставшего завода. Семь пушек прямой наводкой били по «Арсеналу», в стенах артиллерией был сделан пролом, в который, под прикрытием дымовых завес, ринулась центральная колонна нападающих.
   Именно применение дымовых снарядов и было расписано в тогдашней "красной бульварной" прессе как "варварское применение газов" и растиражировано несколько позднее для оправдания действий "краскомов" в том же Киеве. Факты применения ОВ не подтверждают. Вот и факты: первую (центральную) колонну атакующих завод «в лоб», через главный корпус, в количестве 400 штыков, возглавил действительно именно С.В.Петлюра (вторую колонну, в 250 штыков, которая наступала со стороны буерака, вел в бой бывший царский полковник В.Петрив. Третья колонна, поручика Блаватного, в 300 штыков, атаковала «Арсенал» с тыла). Действительно, около 6 часов вечера, уже в темноте, колонна Петлюры штурмом прорвалась на центральный заводской двор. После того как арсенальцы обнаружили в стенах своего завода ворвавшихся петлюровцев, они прекратили сопротивление и сдали оружие.
   Советская пропаганда рассказывала о "тысячах" отравленных, расстрелах и расправах над арсенальцами после взятия завода. Однако назвать фамилии жертв так и не смогли. Советским историкам нужно было только верить... Как же было на самом деле? В текущей реальности, уже после захвата «Арсенала», несколько десятков его защитников были убиты на месте. Это были рабочие, которые не захотели сдаться и прятались в огромных подвалах завода, обстреливая спускавшихся в подвалы петлюровцев {2}. Уже один этот факт является отрицанием применения ОВ - в случае применения подвалы это явная смерть. Эти героические инсургенты были убиты или расстреляны в тех же подвалах, но уж никак не отравлены. "Арсенал" пал.
   Кстати, основная часть арсенальцев осталась в живых и была через несколько дней выпущена из заключения красными войсками, захватившими Киев.
Первый "батальон смерти". Еще с фото Керенского на флаге. Офицер справа - М.А.Муравьев
   Вечером 22 января часть восставших большевиков, узнав о падении «Арсенала» и видя бесперспективность дальнейшего сопротивления, разошлась по домам. Еще одно "преступление", которое приписывают Петлюре - гайдамаки 22 января арестовали большевика, который согласился вывести их в тыл восставших (в железнодорожные мастерские). При внезапном появлении гайдамаков с тыла оборонявшиеся разбежались, а 17 человек оказались в плену. Не ставя в известность Петлюру, гайдамаки расстреляли всех пленных на Бибиковском бульваре, так и не доведя их до штаба. Этим расстрелом закончилось восстание в Киеве. В ходе боев против восставших украинские войска понесли большие потери — треть своих сил. Более 300 бойцов было убито и более 600 ранено, 2 броневика уничтожено. Около 400 убитых, 50 расстрелянных и 700 раненых было в стане воссташих. Городские бои такого ожесточения больше никогда не повторятся в Украине. Но ОВ НЕ ПРИМЕНЯЛОСЬ, что бы там не писали советские историки.
   
   Последний день штурма «Арсенала» стоил петлюровцам и арсенальцам до 70 человек убитыми и около 80 ранеными. Восстание породило у жителей Киева неуверенность и разочарованность во власти Центральной Рады, обескровило и обессилило части УНР, подготовило почву для штурма Киева воинством Муравьева. К рассвету 23 января Киев затих, оплакивая жертвы и готовясь к новым жутким испытаниям ... Они были не за горами, и связаны с одним "краскомом", одним "старым большевиком" и одним "незаможником". Речь, естественно, идет о М.А.Муравьеве{3}, В.А.Антонове-Овсиенко{4} и Е.И.Валохе{5}. С ними мы еще не раз встретимся позже ...
   
   Еще в конце 1917г. создатель «батальонов смерти» левый эсер Михаил Муравьев был назначен командующим советскими частями, наступавшими на главном направлении кампании Полтава—Киев. Под Киевом армия Муравьева насчитывала около семи тысяч штыков, 26 пушек, 3 броневика и 2 бронепоезда. Наступление главной колонны Муравьева поддерживали следующие за ним в эшелонах малочисленные «армии» Егорова от станции Лозовая на Киев и Знаменского (Московский отряд особого назначения) от станции Ворожба.
   Уже 23го красные армии Муравьева, в количестве 7 тысяч солдат, при 25 пушках, 2 бронепоездах и 3 броневиках, оказались на околицах Киева. За этот день они захватили Дарницу, Труханов остров, Слободку перед мостом через Днепр. Амбициозный главком Муравьев отдал своим войскам приказ — штурмовать город с ходу, «беспощадно уничтожить в Киеве всех офицеров и юнкеров, гайдамаков, монархистов и всех врагов революции». Тяжелая артиллерия, развернутая на Слободке, начала систематически обстреливать центр города.
   Тогдашний "краском" Муравьев разработал план, по которому 1-я армия Егорова (будующего Маршала) должна была ворваться в Киев через Цепной мост, а 2-я армия Берзина — через мост Железнодорожный. На одиннадцать утра 23 января был дан приказ общего штурма города. Однако атака на центральный Цепной мост захлебнулась в пулеметном огне...
"Красные казаки" в атаке на мост. Кадр постановочный, по легенде впереди - В.Примаков
   В бою за отдаленный от центра города Железнодорожный мост удача оказалась на стороне большевиков... Бронепоезд матроса Полупанова прорвался через мост на правый берег Днепра, однако наступление армия Егорова тогда не развернула и окопалась на позициях у моста.
   Главком Муравьев был неудовлетворен первым боем, хотя и разослал победную телеграмму «Всем! Всем! Всем!», в которой сообщал о взятии Киева 23 января и о освобождении «...заключенных в крепости киевских рабочих числом 500 человек...» (такого подвига он еще не совершил, а сотня заключенных все еще сидела в то время под замком в Лавре).
   24 января началось с общего штурма Киева, с трех сторон, войсками Муравьева. Еще ночью, часа в два, красные осуществили хитрый обходный маневр. По тонкому речному льду на правый берег Днепра перешла единственная советская конная часть — полк красных казаков Виталия Примакова в 198 сабель. Этот полк переправился на севере от Киева, у Вышгорода, и должен был к полудню того же дня ворваться в Киев и захватить стратегический район Подола.
   В десять утра красная кавалерия, не встречая нигде сопротивления республиканских войск, неожиданно ворвалась на Подол. На Подоле, кроме батальона Второй юнкерской школы у Центральной Рады, не было никаких сил. Хотя в юнкерской школе тогда находилось всего 110 юнкеров — "черных гайдамаков", им удалось отбить три атаки красной конницы. На помощь Примакову пришли украинские солдаты нейтрального полка, которые уговорили юнкеров оставить Подол, угрожая в противном случае, соединившись с большевиками, вместе напасть на юнкерскую школу. "Черные гайдамаки" были вынуждены отступить на Крещатик, к Купеческому собранию, где находились основные силы защитников города. За день боев Примаков захватил весь Подол, Куреневку и железнодорожную станцию Пост-Волынский.
   Некоторые успехи были у армии Егорова, которая 24 января прорвалась через днепровский железнодорожный мост в киевские предместья. Эти войска за день боев захватили только станцию Киев-Товарный-2. Солдаты старой армии, составлявшие костяк армии Егорова, не желали серьезно воевать и предпочитали при вступлении в Киев просто разбегаться, теряться в сложных лабиринтах киевских улиц (так разбежался 11-й Сибирский полк). Большие успехи в этот день выпали на долю главной колонны наступавших — колонну Берзина. В полдень, после нескольких часов артиллерийской подготовки, на штурм Цепного моста пошли красногвардейцы 2-й армии, пустив впереди себя броневик. Но броневик был подбит, а первая атака красных захлебнулась в крови...
Атака "революционных матросов". Кадр, опять таки, постановочный. Дымы на заднем должны символизировать использование хим.гранат, коими те самые матросики так любили обвешиваться ...
   В тот же день, после двух часов пополудни, к мосту стали приближаться части, высланные на помощь Берзину (из армии Егорова). В таких условиях республиканцы посчитали, что находятся в полном окружении врага, и начали постепенно отходить парковыми днепровскими кручами к стенам Николаевского собора, к «Арсеналу» и дальше («на отдых» в Политехнический институт). В важнейшем стратегическом районе «Арсенала», прикрывавшем центр города, вечером 24 января окопалось только 200 солдат УНР.
   Отряд армии Егорова после 10 часов боя был крайне переутомлен и не решился продолжать наступление в ранних январских сумерках, не зная о том, что армии противостоит только 200 республиканцев. Красные Егорова в этот день ограничились только подтягиванием сил, до 800 штыков, в район «Арсенала». Свежая армия Берзина, беспрепятственно пройдя Цепной мост в 16—19 часов, после отхода республиканцев решилась на неожиданное ночное наступление. В 11 часов вечера Балтийский матросский отряд в 500 штыков пробрался через заросли крутых приднепровских склонов прямо в тыл украинским частям у «Арсенала». Неожиданная штыковая атака матросов сбила республиканскую оборону, и украинский полк имени Дорошенко был вынужден отступить метров на 500 севернее, к Мариинскому дворцу, находящемуся в 400 метрах от Крещатика.
   Утром 25 января бои за Киев разгорелись с новой силой. Муравьев приказал своим частям за этот день полностью окружить город и сломить оборону противника. Первая армия Егорова должна была, охватив город с запада, наступать от вокзала на Крещатик и в район дома Центральной Рады. Второй армии Берзина ставились более скромные задачи — полностью захватить Печерск и «Арсенал». Муравьев решил, что свои войска, вяло наступавшие, необходимо: «...подгонять сзади шрапнелью. Не стесняйтесь, пусть артиллерия негодяев и трусов не щадит»{6}.
   Утро украинские части начали с безумной контратаки красных позиций у «Арсенала». 700 республиканцев с броневиком надеялись столкнуть красных, превышающих республиканцев вдвое, с днепровских круч. Встречный бой продолжался несколько часов, красные не смогли в этот день продвинуться к центру города, хотя и республиканцы вечером были вынуждены возвратиться на свои исходные позиции.
Бойцы Красной Армии
   Тогда же отдельные части армии Берзина начали штурмовать Киев со стороны Подола через спуск к Крещатику и Царский сад. Однако там они напоролись на упорное сопротивление гайдамаков Петлюры и после нескольких неудачных атак оставили до следующего дня план штурма этого важнейшего участка обороны «в лоб». В то же время армия Егорова захватила вокзал и прошла с боями до центра города, почти до самого Крещатика, где была встречена последними украинскими резервами — офицерским полком и вольными казаками. К вечеру 25 января продвижение красных войск на всех участках обороны было приостановлено. Однако было ясно, что республиканцы, почти полностью окруженные со всех сторон и потерявшие вокзалы, продержатся недолго. так оно и произошло.
   По единственному оставшемуся в руках республиканцев пути ночью с 25 на 26 января, стали отходить поредевшие и измотанные украинские части. Поздней ночью покинули позиции у Мариинского дворца юнкера и дорошенковцы. Под охраной сечевых стрельцов уезжали на автомобилях на запад высшие чиновники и деятели Центральной Рады, проследовал обоз с ранеными и больными, а далее остатки семи республиканских полков, практически без патронов и продовольствия. Разочарование, обида, страх подгоняли колонну. Только 86 дней продержалась власть Центральной Рады в Киеве{7}...
   26 января, пятница, стал последним днем боев в Киеве. С раннего утра большевики заняли опустевший «Арсенал» и теснили офицерский отряд, который был вынужден отступить от Мариинского дворца к Купеческому собранию, где была последняя линия обороны, удерживаемая частями Петлюры. С 11 утра этот узел обороны сдерживал атаки красных, численность которых в 5—6 раз превышала число оборонявшихся как с Подола, так и с Печерска. Петлюровцы даже отважились на последнюю контратаку (в 15 часов), чтобы, отогнав противника, используя его временную передышку, начать отходить через Великую Владимирскую улицу и Галицкую площадь на Брест-Литовское шоссе. В районе вокзала к небольшому отряду под руководством Петлюры и Болбочана присоединились несколько сот солдат с нейтральных украинских полков, против которых красные начали военные действия. Далее к арьергарду присоединились остатки полка имени Полуботка. В восемь часов вечера этим последним республиканцам удалось выскочить из города, после чего путь на запад был полностью перерезан.
Бойцы армии Егорова.
   В боях с войсками Муравьева потери республиканцев составили до 500 человек убитыми, ранеными, расстрелянными... Отдельные очаги сопротивления красным в Киеве держались еще целый день. Это стихийное сопротивление 27 января небольших отрядов вольных казаков, не успевших уйти из города, полностью запутало Муравьева, и он так и не выслал войска, чтобы догнать на Брест-Литовском шоссе главную колонну отступающих{8}. В рапорте Антонову-Овсеенко Муравьев докладывал, что окончательно захватил Киев, но упустил из города правительство УНР и большую часть украинской армии. Муравьев рапортовал и Ленину: «Сообщаю, дорогой Владимир Ильич, что порядок в Киеве восстановлен, революционная власть в лице Народного секретариата, прибывшего из Харькова Совета рабочих и крестьянских депутатов и Военно-революционного комитета работает энергично. Разоруженный город приходит понемногу в нормальное состояние, как до бомбардировки... У меня были представители держав Англии, Франции, Чехии, Сербии, которые все заявили мне как представителю советской власти полную лояльность...»{9}
   В своем докладе Муравьев так описал штурм Киева: «Я приказал артиллерии бить по высотным и богатым дворцам, по церквям и попам... Я сжег большой дом Грушевского, и он на протяжении трех суток пылал ярким пламенем». Позднее Муравьев хвастался своими подвигами: «Мы идем огнем и мечом устанавливать советскую власть. Я занял город, бил по дворцам и церквям... бил, никому не давая пощады! 28 января Дума (Киева) просила перемирия. В ответ я приказал душить их газами. Сотни генералов, а может и тысячи, были безжалостно убиты... Так мы мстили. Мы могли остановить гнев мести, однако мы не делали этого, потому что наш лозунг — быть беспощадными!»{10}.
   Таким образом, Муравьев первым в Гражданской войне использовал отравляющие газы (причем сам в этом признался). По Примакову, газы помогли его армии захватить мосты через Днепр и преодолеть оборонительные укрепления украинских войск на днепровских кручах. Причем С.А.Пионтковский в своем капитальном труде "Гражданская война в России (1918—1921гг.)" (Хрестоматия. М., 1925) утвержадет, что снаряды с ОВ применялись с бронепоезда Полупанова (а там стояли 102мм морские орудия, к которым хим.снаряды с хлорпикрином реально существовали) и артиллерией Егорова. Как оно было в реальности, что именно за "газы" в январские морозы применялись, кем и как - видимо точно не станет известно никогда. Как неизвестным останется и точное число жертв.
   Захватив Киев, Муравьев на неделю стал его полным хозяином, организовав в городе классовый террор, который прошелся косой смерти по интеллигенции, офицерам, буржуазии. По разным подсчетам, только за неделю было уничтожено от двух до трех тысяч киевлян (среди них — около тысячи офицеров и генералов; в числе погибших генералы царской армии и армии УНР Б.Бобровский, А.Разгон, Я.Сафонов, Н.Иванов, Я.Танзюк...).
   Советское правительство Украины{11}, переехавшее из Харькова в Киев, с ужасом обнаружило полное разложение армии красных и тысячи трупов мирных жителей в парках Киева. Власти потребовали от Москвы немедленного удаления Муравьева из Украины. Киевляне видели в нем «вожака бандитов», не имевшего никакого отношения к Украине. Кстати сказать, он везде выступал с лозунгом «единой, неделимой России», а украинцев считал австрийскими шпионами и предателями.
   {1}. Петлюра Симон Васильевич (1879—1926) родился в Полтаве, в семье хозяина извозного промысла. За революционную деятельность был исключен из Полтавской семинарии. С 1900г. член Революционной Украинской партии. В 1904—1905гг. как политический эмигрант пребывал во Львове (Австро-Венгрия). В 1908—1917гг. жил в России. С 1906г. занимался журналистикой, редактировал журнал «Украинская жизнь», параллельно работал бухгалтером, служащим Земгора. Кстати, по некоторым данным - мастер украинской масонской ложи. Весной 1917г. становится членом Центральной Рады, главой Украинского войскового генерального комитета, одним из лидеров УСДРП, с июня до середины декабря 1917г. — секретарь (министр) военных дел Украины. В январе-феврале 1918г. командующий Гайдамацкого коша Слободской Украины, который вел бои с наступавшими на Украину частями Красной Армии. В эпоху Гетманата — оппозиционер и политический заключенный. Организатор восстания против гетмана Скоропадского. С ноября 1918г. — член Директории УНР, Головный атаман (командующий) армии УНР. С середины февраля 1919г. становится главой УНР, фактическим диктатором и вторым президентом УНР. С ноября 1920г. возглавляет правительство УНР в эмиграции. Убит в Париже понятно кем.
   {2}. На самом деле это были «Сердюцкие» полки — элитные, хорошо организованные, регулярные формирования армии УНР, сформированные в декабре 1917г. в Киеве под покровительством С.В.Петлюры, позднее в виде 1-й Сердюцкой дивизии. Но, поскольку термин "петлюровцы" использовался долго, по отношению к практически всем национально-ориентированным украинским силам и таки прижился, я буду пользоваться именно им, хотя это и не верно исторически ...
   {3}. Муравьев Михаил Артемьевич (1880-1918) - "военачальник" Гражданской войны. Из бедняцкой крестьянской семьи. Окончил юнкерское училище, участник Русско-японской войны 1904—1905гг. С 1907г. эсер, политический эмигрант. С 1914г. в России, участник Первой Мировой войны. Летом 1917г. — организатор создания ударных «батальонов смерти» на фронте, полковник. В октябре 1917г. — один из военных организаторов революции, левый эсер. В ноябре 1917г. — командующий революционным Петроградским округом, организатор разгрома восстания Керенского—Краснова. Один из организаторов вторжения советских войск в Украину в декабре 1917г. Командующий войсками, штурмующими Киев. В феврале—марте 1918г. — командующий советскими войсками, действующими против вторжения войск Румынии в Приднестровье, и диктатор Одесского района. В июне 1918г. назначен командующим Восточным фронтом Советской республики. Убит в июле 1918г. во время поднятого им мятежа против советской власти.
   {4}. Антонов-Овсеенко Владимир Александрович (1884—1938). Потомственный офицер. Окончил юнкерское училище. С 1903г. работал в социал-демократическом подполье. Участник революции 1905г. Каторжанин, политический эмигрант, склонялся к меньшевизму. В 1917г. вернулся в Россию и перешел на сторону большевиков. Один из организаторов Октябрьской революции, руководитель "штурма" Зимнего дворца, которого не было. Нарком по военным делам Советской России. Главнокомандующий Петроградским военным округом. С декабря 1917г. — главком по борьбе с Калединым и Центральной Радой. В 1919г. — командующий Украинским фронтом. С этой личностью нам еще долго не расстаться ...
   {5}. Валох Емельян (Омелько) Иванович (1885-1937). Родился в бедняцкой крестьянской семье. Участник Первой мировой войны, штабс-капитан. С 1917г. проводит украинизацию воинских частей в Харькове. С января 1918г. — командир полка, атаман армии УНР. Один из организаторов Гайдамацкого коша Слободской Украины, соратник С.Петлюры. С марта 1919г. — командующий Запорожским корпусом армии УНР, поднял мятеж против власти УНР в Запорожском корпусе. С июня 1919г. — командир Гайдамацкой бригады армии УНР. В декабре 1919г, в ходе военного заговора попытался арестовать руководство Директории, после чего перешел на сторону Красной Армии. С 1920г. на командных постах в советских организациях.
   {6}. О.Л.Копиленко, "«Сто днiв» Центральной Ради". — К.,1992.
   {7}. Красные войска, которых в Киеве на 25 января было до шести тысяч штыков и сабель, могли перерезать отступление трех тысяч деморализованных солдат УНР и полностью окружить Киев. Войска Егорова в этот день не только ворвались в центр города, но и взяли вокзал, находившийся в 400 метрах от Брест-Литовского шоссе. Практически отход республиканских войск проходил под самым носом у красных. Полк красного казачества Примакова был направлен в тыл республиканцам через предместье Сырец, и его заданием было как раз перерезать все пути из Киева, ведущие на запад. Однако, хотя этот полк и был утром 25 января в 200 метрах от Брест-Литовского шоссе, он его почему-то не перекрыл, несмотря на то что тогда на шоссе не было вовсе украинских войск. Более того, "Морозовцы" продолжали ненужный обстрел центра города тяжелой артиллерией, хотя город уже находился в их руках, что усиливало неразбериху. Вместо того чтобы гнаться за отступающими республиканцами, красные начали разоружать полностью нейтральные полки и обстреливать их из пушек. Это привело к совершенно ненужным боям с нейтральными частями, которые поначалу и не думали оказывать красным никакого сопротивления.
   {8}.Надо отметить, что Муравьев не проявил никаких особых военных талантов в боях за Киев. Его армия смогла захватить столицу Украины благодаря тому, что имела значительный численный перевес в силах. В основном - в артиллерии. Не проявились его военные таланты и позже - такое ощущение, что из всех видов боя он признавал только "навались всем миром в лоб" ...
   {9}. Такой державы , как "Чехия" на февраль 1918 года просто не существовало. Большой был товарисч Муравьев выдумщик и шалунишка. Если бы не сопутствующие описания тех же событий, к примеру В.Примаковым, то верить ему было бы очень и очень непросто. В данном случае цитируется по Н.И.Супруненко "Очерки истории Гражданской войны и иностранной интервенции на Украине (1918—1920)", М., 1960.
   {10}. Н.Е.Какурин, "Как сражалась революция", Т.1, С.216, М.;Л., 1925г.
   {11}. Народный секретариат — "революционное" правительство Советской Украины, исполнительный орган Временного ЦИК Советов Украины. Действовал с середины декабря 1917 по апрель 1918г. в Харькове—Киеве—Полтаве—Екатеринославе—Таганроге. Состав секретариата постоянно менялся. В первый состав секретариата входили: Е.Бош{12} — секретарь внутренних дел, Ф.Сергеев (Артем) — секретарь торговли и промышленности, В.Ауссем — секретарь финансов, В.Затонский — секретарь образования, Н.Скрыпник — секретарь труда, Е.Лугановский — секретарь продовольственных дел, В.Люксембург — секретарь юстиции, Е.Терлещеий — секретарь земледелия, В.Шахрай — секретарь военных дел, С.Бакинский — секретарь по национальным делам, Г.Лапчинский — управ, делами секретариата. Все секретари, кроме П.Терлецкого (левого эсера), были большевиками.
   {12}. Бош Евгения Богдановна (1879—1925) — лидер украинских большевиков (в РСДРП с 1901г.). В 1917г. возглавила окружной и областной комитеты РСДРП. В декабре 1917г. возглавила Народный секретариат Советской Украины, секретарь внутренних дел. Примыкала к «левым коммунистам». В 1918г. руководила советскими военными отрядами на Украине. Известная сторонница "красного террора".
После Киева. Бои на Волыни 17-18 февраля 1918г.
   27 января 1918 года Муравьев телеграфирует Ленину: "Остатки войск Рады отступили на Житомир, где Петлюра и Порш вербуют из гимназистов дружину, но, конечно, мы не придаем этому значения. Я приказал частям 7-й армии перерезать путь отступления — остатки Рады пробираются в Австрию..." Почему-то приказ о поимке Рады был отдан именно частям 7-й большевистской армии, из которых в строю осталось только 1300 штыков и сабель и которая находилась далеко от Киева — в Сарнах (на Волыни) и была занята борьбой с 1-й украинской бригадой (700 штыков). Сил 7-й армии было недостаточно для борьбы с Радой, и ее части просто не могли выполнить подобный приказ... Да и измышления насчет "эвакуации в Австрию" выглядят странновато.
   Но мы о другом, о нашей теме. В конце января красные получили мобильный ударный отряд для борьбы против войск Рады на западе от Киева — отряд В.Киквидзе (левого эсера) в 1300 штыков, 200 сабель, 6 орудий. 19 января 1918 года этот отряд захватил Бердичев, где "экспроприировал" склад "газовых бонб"{13}, а на следующий день вступил в город Ровно, который только за 6 дней до этого отвоевали у красных фронтовиков части УНР. Тыл армии УНР был этими действиями полностью разрушен...
   На кой черт мобильому отряду Киквидзе понадобились снаряды с ОВ совершенно непонятно. Видимо, по врожденной тяге "к халяве", потому как толком они их так и не применили ...
   Но по порядку. В то же самое время в Игнатовке, вместе с преданными Центральной Раде частями (2 тысячи штыков и сабель), оказалось множество чиновников и еще более 300 солдат из нейтральных частей, которые были выкурены большевиками из Киева. Не в силах организовать, прокормить такое число людей, предоставить им патроны, амуницию, командование решило демобилизовать неустойчивую часть «армии» и отобрать стойких добровольцев в единственную боеспособную «Запорожскую бригаду». Командовать вновь сформированной бригадой в 1400 штыков и 100 сабель с 12 пушками был назначен генерал Константин Присовский{14}.
   Уже утром, 28 января, колонна войск из Игнатовки двинулась ускоренным маршем по дороге в направлении на Житомир, где, по данным командования, еще сохранялась украинская власть в лице командующего Юго-Западным украинским фронтом прапорщика (оцените уровень, однако) Кудри и его части: 1-я бригада в 650 штыков, 230 штыков житомирских юнкеров, 180 штыков — остатки Одесской республиканской дивизии. В Житомире находилась нейтральная чехословацкая дивизия в 8 тысяч солдат (союзная Антанте), которая, после известия о союзе УНР с Германией {15}, стала проявлять враждебность к украинским частям и пугала непредсказуемостью своих действий. Уже 30 января было решено отойти главными силами республиканцев из Житомира.
Стандартное русское полевое 76мм орудие на службе "красногвардейцев"
   17 февраля 1918 года республиканские части начали наступление на красных, которые засели в Бердичеве и стремились захватить Житомир. Однако встречный бой за Бердичев между красным отрядом Киквидзе и частями Запорожской бригады не принес ожидаемой республиканцами "яркой" победы. Якобы, именно из-за того, что в позицонном противостоянии и были использованы те самые ранее "экспроприированные" снаряды с ОВ. По рассказам Волоха вырисовывается следующая картина - для сдерживания атакующих цепей юнкеров произведен был обстрел шрапнельными снарядами с ОВ, причем потерь среди юнкеров якобы не было. Очень сомнительно, прямо скажем. Совершенно неопытные юнкера несли ощутимые потери в любых боях, а тут чудо какое-то ... Так что следует признать - что конкретно там произошло и как именно - опять таки покрыто мраком тайны, но Бердичев был оставлен "красными" на исходе суток без боя, возможно из-за использования ими газов, которые, по их же неопытности, пошли на них, хотя и это сомнительно - стояли морозы, в таких условиях химия вроде хлора и иприта не особо эффективна.
   21 февраля 1918 года без боя было занято частями УНР Ровно. С двадцатых чисел февраля 1918 года в ход Гражданской войны в Украине вмешивается новый «германско-австрийский фактор», который сразу становится определяющим. Из войны местной — между Центральной Радой и большевиками — война превращается в международную, где решающую роль уже будут играть войска Германии и Австро-Венгрии (германский блок — воюющая сторона мирового конфликта). Первая война за Украину, между братьями-славянами, перерастает в новую войну (ставшую частью Первой мировой войны)...
   {13}. Цитируется по книге Л.Троцкий, "Как вооружалась революция" Т.1, С127, М., 1923—1924. Якобы, это были снаряды для 107мм гаубиц. Сомнительно, ибо у Киквидзе таковых просто не было. Скоре всего, это были снаряды для трехдюймовок обр 1916г., снаряженные хлором либо ипритом. Сама книга, кстати, весьма странный документ, очень рекомендую к прочтению.
   {14}. Присовский Константин Адамович (1878—1966) — генерал-майор русской армии, в Первую мировую — командир дивизии. С 1917г. в войсках УНР, командовал частями обороны Киева в январе 1918г., в феврале того же года — главнокомандующий войсками УНР. С марта 1918г. — командующий Запорожской дивизией войск УНР, вскоре отстранен от этой должности. С мая 1918г. — комендант дворца гетмана Украины, командующий частями УНР в Одессе. В 1919г. перешел в армию Деникина.
   {15}. Речь идет о договоре 27 января между УНР и Императорской Германией. Как огласил в приказе новый начальник ГШ УНР генерал А.Осецкий {16}«... вчера утром был подписан справедливый мир между Украиной и странами германского блока!» Это сообщение вызвало ликование солдат, четырехлетняя кровавая война, казалось, была закончена. Однако бывший премьер Винниченко{17}, в знак протеста против союза с немцами, чувствуя постоянную опасность со стороны большевиков и не веря в победу, бежал с женой из Житомира, сменив фамилию и внешность. Недоволен договором был и Петлюра.
   {16}. Осецкий Александр Викторович (1873—1936). Закончил военное училище в Петербурге, поручик гвардии Преображенского полка. С 1916г. полковник, был награжден орденом Святого Георгия. В 1917г. заканчивает Академию Генерального штаба, повышается до звания генерал-майора, командир 4-й дивизии Украинского фронта. В январе 1918г. Осецкий переходит в формирование петлюровских гайдамаков. В боях за Киев сблизился с Петлюрой, и их стала связывать личная дружба. На командных должностях в армии Директории. В декабре 1918 — июле 1919гг. — Наказной атаман армии УНР, в декабре 1918 — январе 1919гг. — военный министр УНР. С 1919г. в эмиграции. Яростный сторонник "самости" и "белого" террора.
   {17}. Винниченко Владимир Кириллович (1880—1951). Из беднейших крестьян Херсонской губернии. Активный деятель Революционной украинской партии (РУП). В 1902г. оказался в тюрьме, исключен из Киевского университета с первого курса юридического факультета. В декабре 1902г. на съезде РУП избирается в руководство партией. В 1903г. бежит за границу, в Галичину, где становится членом Заграничного комитета РУП, соредактором партийной газеты «Гасло». Один из создателей и лидер Украинской социал-демократической рабочей партии (УСДРП). К 1905г. Винниченко стал самым преуспевающим украинским писателем, его пьесы идут не только в украинских театрах, но и на подмосткахЕвропы и России, романы переводятся на русский, английский, немецкий языки. До 1914г. находился в эмиграции в Европе. В 1917г. — лидер Центральной Рады, до января 1918г. — глава ее Генерального секретариата (Совета министров), редактор центрального органа УСДРП «Рабочей газеты». В 1918—1919гг. — лидер УСДРП, Национального Союза, правительства Директории (до февраля 1919г.). С марта 1919г. — в эмиграции в Австрии, вышел из УСДРП и организовал «Заграничную группу украинских коммунистов». В мае—сентябре 1920г. вернулся в Советскую Украину, как член ВУЦИК и СНК УССР сотрудничал с большевиками. С сентября 1920 г. порывает с большевиками и уезжает в эмиграцию. Умер на юге Франции.
Бессарабский конфуз. 21 февраля 1918г.
"Красные" части в Бессарабии
   Борьбу "красных" войск против вторжения румынских войск в Бессарабскую губернию Российской республики (на январь 1918 года Южная Бессарабия, нынешняя территория Украины, числилась в составе Советской России и Молдавской республики) только отчасти можно назвать Гражданской войной. На бессарабские уезды ни формально, ни фактически не распространялась власть ни Центральной Рады УНР, ни правительства Советской Украины. Хотя Центральная Рада поговаривала о присоединении к УНР Аккерманского уезда Бессарабской губернии. Южная Бессарабия вошла в состав Украины только в 1940 году. Вылазки румынской армии на левый берег Днестра — на территорию Херсонской губернии Украины — были единичными, не носили характера тотального наступления и быстро отбивались "красными" войсками. Однако уже знакоый нам Муравьев и здесь успел "отличиться".
   
   А теперь снова немного истории, по просьбе страждущих рецензентов ...
   С первых дней 1918 года, пользуясь революционной неразберихой, Румыния начала оккупацию Южной Бессарабии. 10 января 1918 года в Аккермане Съезд Придунайских земств и самоуправлений резко выступил против румынской агрессии. В тот же день в Болград, где проходил Солдатский съезд 6-й армии, внезапно ворвались румынские войска. После непродолжительного боя гарнизон Болграда в 800 штыков был разоружен румынскими войсками, составлявшими 2,5 тысяч штыков. Легкость победы в Болграде заключалась в том, что у солдат 6-й армии не было единого руководства. Ни большевики, ни эсеры, ни сторонники Центральной Рады, ни сторонники Временного правительства не могли самостоятельно поднять солдат на борьбу с оккупантами. 10 января 1918 года можно считать началом "интервенции" Румынии, войны этой державы с разнообразными силами, находившимися в Буджаке.
   В середине января 1918 года в Аккерманском и Измаильском уездах начались локальные бои против наступления армии Румынии. Газета «Голос революции» писала: «...6-я армия, отступая от Болграда, в районе которого она в течение последнего времени находилась, разбрелась по селам и деревням Аккерманского уезда. Теперь отряды 6-й армии сконцентрированы в Маяках и Аккермане. Отряды несут дозорную службу, готовы к отражению румын в случае их появления»{18}.
Китайские "добровольцы-интернационалисты". Судя по выссказываниям И.Э.Якира - обычные наемники ...
   21 января 1918 года румынские войска напали на уездный город Измаил, где находилась важнейшая база российской армии и флота, многочисленные склады и службы. 22 января, после боя с матросами Дунайской флотилии и рабочим отрядом, румыны захватили город. Эта победа была достигнута благодаря политической неразберихе, царившей в Измаиле.
   23 января 1918 года Румчерод {19}, который тогда заседал в Одессе, объявил войну Румынии. Теперь местная советская власть стала официально находиться в состоянии войны с Румынией. Но это не остановило румынских интервентов — 25 января 1918 года после непродолжительного боя румынской армией была захвачена Килия.
   
   К этому времени в Одессе утвердилась краевая советская власть, объявившая себя Одесской республикой и включившая в состав этой республики весь Буджак. Одесская советская республика была провозглашена 18 января 1918 года на территории Херсонской и Бессарабской губерний, но реальная власть этой республики распространялась на Одессу, Одесский, Ананьевский и Тираспольский уезды. Эта республика была создана после отхода частей УНР из Одессы. Высшим органом власти стал Совет Народных Комиссаров во главе с В.Юдовским. Руководство республики заявляло, что будет непосредственно подчиняться ленинскому правительству, а не правительству Советской Украины. Однако Лениным Одесская республика не была признана самостоятельной государственной единицей. Власть СНК этой республики с середины февраля 1918 года была ограничена диктаторскими полномочиями "красного" командующего, того самого, назначенного «сверху», Михаила Муравьева {20}.
Фотография жертв расправ в ЧК. Херсонщина. По "По материалам Особой следственной комиссии по расследованию злодеяний большевиков". С разрешения С.В.Волкова (http://www.swolkov.narod.ru/)
   В конце января 1918 года отгремела битва Дунайской советской флотилии против Румынской дунайской флотилии в устье Дуная. Румынам удалось не допустить Дунайскую флотилию к Измаилу. 26 января — 15 февраля 1918 года проходила "героическая" оборона Вилкова от румынских захватчиков. Из Одессы и Севастополя на Дунай были направлены несколько военных судов с десантом революционных матросов и красногвардейцев (одна тысяча штыков). С 30 января обороной Вилкова руководил "легендарный" матрос-анархист Железняк — Анатолий Железняков (командующий флотом, действующим против Румынии, председатель Революционного штаба Дунайской флотилии и известный последователь Сусанина). Но малочисленные полуанархические отряды Железняка были не в силах бороться против регулярной армии. В середине февраля 1918 года, после отхода советских войск из Вилкова, сопротивление румынским войскам продолжилось двухдневной обороной местечка Татар-Бунары и села Кубея.
   В начале февраля 1918 года утвердившиеся в Аккермане большевики поставили под свое влияние Революционный штаб 6-й армии. Разваливающиеся части этой армии частично поддержали большевиков, частично Центральную Раду. Конфликт между частями привел к вооруженным столкновениям. Части, верные УНР, стремились овладеть Аккерманом. В то же время к Аккерману рвались и румынские войска.
   В ответ на интервенцию Советская Россия и Советская Украина прервали с Румынией дипломатические отношения и в январе 1918 года оказались в состоянии войны с ней. Центральная Рада отправила правительству Румынии ноту протеста и также начала военные действия против агрессора на Хотинщине.
   С начала марта 1918 года разгорелись бои на подступах к Аккерману. Оборону города возглавил большевик — комиссар Н.Шишман. Руководитель он был, видимо, весьма толковый - в уезде была проведена мобилизация и созданы 1-й Бессарабский полк и Аккерманский фронт (в 30 км от города), державший оборону против румынской армии до 9 марта 1918 года, силами в где-то 2 тысячи штыков.
Дора Евлинская, любовница Муравьева, женщина-палач, казнившая в Одессе собственными руками почти 400 офицеров.
   Кроме того, еще 15 февраля Муравьев перевез в эшелонах свою трехтысячную армию из-под Киева к Днестру, где румынские войска вышли к городу Бендеры. Армия Муравьева объединилась с Особой Одесской армией, или, как ее еще называли, 3-й революционной армией (еще одно название — Особая революционная армия Одесского округа, командир — левый эсер Петр Лазарев), которая была еще одним очередным спешно созданым в январе 1918 года для борьбы с наступавшими румынскими войсками формированием. Позиции этой армии располагались по левому берегу Днестра от Овидиополя до Рыбницы, штаб находился в Тирасполе. Армия состояла из малодисциплинированных отрядов численностью около 4—5 тысяч человек. В составе армии находились отдельные революционные дружины одесситов, преимущественно большевиков, левых эсеров и анархистов, а также небольшие части старой армии, прорвавшиеся с Румынского фронта к Днестру. Что бы там не говорили, а Особая армия в начале февраля 1918 года таки успела разгромить румынские части, которые попытались переправиться через Днестр. Правда, боеспособность румынской армии ни у кого не вызывала (и не вызывает по сей день) ничего, кроме кривых ухмылок, но тем не менее ...
   
   Потом было мелкое перемирие, но о нем и упоминать не стоит, пожалуй. Во время оно большевиками была создана очередная структура - Верховная коллегия российско-румынских дел (еще одно название — Верховная коллегия по борьбе с румынской и бессарабской контрреволюцией) во главе с Христианом Раковским{21}. Первым же шагом коллегии было прекращение переговоров о перемирии и предъявление Румынии ультиматума о немедленном очищении Бессарабии. Румыны отказались выполнить ультиматум, и 16 февраля, после четырех дней перемирия, военные действия возобновились.
   С 18 февраля Особая армия передавалась в состав группы войск Муравьева, действующих против Румынии. Приехав в Одессу (место дислокации его штаба), Муравьев телеграфирует Ленину: «Положение чрезвычайно серьезное. Войска бывшего фронта дезорганизованы, в действительности фронта нет, остались только штабы, место нахождения которых не выяснено. Надежда только на подкрепления извне. Одесский пролетариат дезорганизован и политически неграмотный. Не обращая внимания на то, что враг приближается к Одессе, они не думают волноваться. Отношение к делу очень холодное — специфически одесское»{23}.
   
   В середине февраля 1918 года румынские войска подошли к Бендерам, создавая реальную угрозу для Одессы. На отдельных участках румынские войска переправились на левый берег Днестра (на территорию Херсонской губернии — Одесской республики), пытались там укрепиться — создать плацдармы. 20 февраля 1918 года войска Муравьева начали наступление против румынских частей. Главный удар наносился в районе Бендер. По заявлениям Муравьева (как обычно хвастливым до неприличия) в результате применения газов (неясно каких именно и каковым образом, но, скорее всего - снарядами снаряженными хлором либо ипритом) там был разгромлен румынский полк и захвачено три орудия. Одновременно Муравьев приказывает 8-й армии ударить по румынам в районе Бельцы—Рыбница.
Одесса. Перезахоронение жертв из братских могил, раскопанных после ухода большевиков
   И тут произошел известный "бессарабский конфуз" - в районе села Бельцы маленьким отрядом румын с незначительной артиллерией (в общем, ничтожнми силами) был наголову разгромлен "революционный Одесский" отряд Якира в 600 штыков при 8 орудиях. Видимо в подражание Муравьеву (а, может, и по его прямому приказу, тут дело темное) Иона Эммануилович решил сперва обработать Бельцы "газами" (о чем сам и признался, опять таки), но по неопытности не учел специфики химической войны, в результате чего толи ветер был не "в правильном направлении", то ли, по другим рассказам, весь запасец рванул прямо на позиции от случайного попадания, то ли имело место обычное разгильдяйство - факт остается фактом - "интернационалисты" частью полегли на месте, частью разбежались, причем собрать после боя удалось не более 150 человек. Что там за ОВ применялось - совершенно неясно, отряд Якира "по определению" не мог обладать ничем, кроме награбленного "революционными матросиками" (первоначально в отряд входившими) в Севастополе, то есть снарядами для морских пушек Кане, а эти снаряды были откровенной дуростью и совершенно неэффективны. Хотя, надо признать, при массовом подрыве таковых фосген и в холода мог создать значительные проблемы ...
   
   Тем не менее, за шесть дней боев, к 2 марта 1918 года, войска Муравьева разгромили войска противника у Рыбницы и Слободзеи, сорвали попытки румын закрепиться в Приднестровье. У румынской армии было захвачено 15 орудий и большое количество стрелкового оружия, в плен попало 500 румынских солдат. Разгром у Рыбницы показал полную неспособность румынской армии к серьезным боевым действиям даже против довольно слабого противника.
   
   Вошедший в раж Муравьев предложил Москве начать наступление на Кишинев—Яссы силами своей армии, предлагая начать мировую революцию с Молдовы и Румынии{25}. Муравьев также разрабатывает более скромные планы передислокации под Аккерман 2 тысяч солдат и наступления в сторону Измаила. Информаторы сообщали, что румынская армия «...разбросана по некоторым пунктам маленькими отрядами с незначительной артиллерией, и их силы в общем ничтожны. Эти отряды держатся крайне пассивно, и с их стороны намечаются лишь некоторые, весьма слабые попытки за¬нять некоторые пункты у Днестра, где они могли бы закрепиться». С таким врагом армия Муравьева могла, наверное, справиться... Но сил и времени опять же не хватало...
   
   В этой войне потери революционных войск на Дунайском, Аккерманском и Приднестровском фронтах не известны даже историкам, которые занимаются этим периодом. Но можно предположить, что непосредственно в боях с румынскими войсками в Буджаке и Приднестровье погибло от 1,5 до 2 тысяч бойцов.
   {18}. "Победа советской власти на Херсонщине", Херсон, 1957.
   {19}. Совершено для меня загадочная организация. В принципе, Румчерод был сокращенным названием Центрального исполнительного комитета Советов Румынского фронта, Черноморского флота и Одесского военного округа. Однако еще 3 декабря 1917 года большевики распустили Румчерод за то, что большинство в нем имели эсеры и прочие "мелкобуржуазные социлисты". Новый исполком Румчерода, выбранный в конце декабря 1917 года, был уже полностью подконтрольным революционному блоку большевиков и левых эсеров. Румчерод провозгласил себя высшей властью в юго-западной области (в Бессарабии и Херсонской губернии) и на Румынском фронте, взял на себя руководство всеми революционными армейскими частями Румынского фронта. Но чего он реально делал так таки совершенно неясно ...
   {20}. В Киеве серьезный конфликт произошел у Муравьева с Юрием Михайловичем Коцюбинским (бывшим прапорщиком российских войск, сыном классика украинской литературы). Ю.Коцюбинский в 1913 году стал большевиком, а уже в декабре 1917 года — исполняющим обязанности народного секретаря по военным делам правительства Советской Украины. С 19 января 1918 года правительством Советской Украины Коцюбинский был назначен главнокомандующим войск Советской Украины, а фактически войск Советской России на территории Украины. Однако Коцюбинский только прикрывал своим громким именем действия российских войск, придавая им характер украинских советских войск. Его пост был чисто формальным, а наступлением против Центральной Рады командовал Муравьев. К тому же Муравьев отказался подчиняться Коцюбинскому, чем вызвал праведный гнев всего Народного секретариата Советской Украины. Против Муравьева выступил и Виталий Примаков — командир красного казачества, жена которого Оксана была родной сестрой Юрия Коцюбинского. Диктатор Муравьев раздражал как правительство Советской Украины, так и советские власти Киева. 14 февраля 1918 года Муравьев был, после многочисленных слезных мольб Украинского Советского правительства, назначен командующим фронтом, действовавшим против наступавших румынских войск в Бессарабии и Приднестровье. Муравьев и его поредевшее «воинство» именным приказом Ленина было выведено с киевского района и брошено под город Тирасполь, который силились захватить войска Румынии (Ленин назначает Муравьева главнокомандующим «Особой революционной армии по борьбе с румынской олигархией»). Перед ним была поставлена задача не только не допустить румынские войска в Приднестровье, к Одессе, но и захватить всю Бессарабию, вернуть ее под власть Советской России. Ленин телеграфирует Муравьеву: "Действуйте как можно энергичнее на Румынском фронте" (цитируется по В. И. Ленин. Полн.собр.соч., Т.50, С.41). Ленин предлагал объединить силы Муравьева с частями идущей за большевиками 8-й армии, которая должна была наступать в Бессарабию из района Подолии. Сказочник, блин ...
   {21}. Раковский Христиан Георгиевич (настоящее имя — Крыстю Станчев, 1873—1941) — деятель международного коммунистического движения. До 1917г. создавал социал-демократические организации в Болгарии и Румынии. С 1918г. член РСДРП(б). В 1918г. возглавлял советские дипломатические миссии на переговорах с Румынией, с гетманом Скоропадским{22}. С января 1919 по июль 1923г. возглавлял правительство Советской Украины. Был активным сторонником Троцкого и его идеек. В 1923—1927гг. — посол СССР в Англии и Франции. Естественно, расстрелян.
   {22}. Скоропадский Павел Петрович (1873—1945). Из семьи украинских аристократов, крупный помещик. Потомок гетмана Украины Ивана Скоропадского (1707— 1722гг.). Закончил Пажеский корпус, кавалергард. Участвовал в Русско-японской и Первой мировой войнах. С 1911 года — генерал-майор, командир лейб-гвардии конного полка. В 1914—1917гг. — командир бригады—дивизии—корпуса, генерал-лейтенант. В 1918г. — гетман Украины. С декабря 1918г. — в эмиграции в Германии. Погиб во время американской бомбежки Мюнхена в апреле 1945г.
   {23}. Еще о "шалунстве" Муравьева. Для успешной борьбы с румынами ему зачем-то потребовались большие деньги (ему выдавали централизованно и много и так - Ленин своим распоряжением определил бюджет войны - 15 миллионов рублей "с возможностью будущего увеличения по потребностям"), и Муравьев обращается к Одесской городской думе и местной "буржуазии" с речью, в которой требует в трехдневный срок предоставить ему 10 миллионов рублей на оборону Одессы от румын: "Черноморский флот мною сосредоточен, и я вам говорю, что от ваших дворцов ничего не останется, если вы не придете мне на помощь. С камнем на шее я утоплю вас в воде и отдам семьи ваши на растерзание. Я знаю, что в ваших сундуках есть деньги. Я люблю начинать мирно... Дайте немного денег, будете с нами вместе... Я знаю этот город. Деньги есть. К сожалению, во многих городах находятся самозванцы-большевики{24}, которые грабят, но я имею достаточно сил уничтожить их".
   {24}. Имелись в виду отряды Железняка, Якира, Котовского и Щорса - тоже любителей всяческих контрибуций и экспроприаций ...
   {25}. Был у него такой бзик весьма туманного происхождения. В одном докладе Ленину, к примеру, Муравьев, считая себя Главным Красным Маршалом (так и писал, на полном серьезе), сообщал: "...думаю начать формирование Социалистической армии из рабочих для того, чтобы при первом зове восставших рабочих Германии, Австрии и других стран мы могли бы подать руку помощи нашим братьям рабочим. Всеми моими победами в Украине я обязан Красной гвардии, но не солдатам, которые принесли мне и наркому Антонову массу неприятностей и огорчений". Муравьев мечтал возглавить поход в Европу, грезил о всемирной революции. Вот вам еще цитатка (из выступления 28 февраля 1918 года в Одесском городском цирке на объединенном заседании Совета с представителями от воинских и морских частей) "... Режим буржуазии, режим Керенского пал под моим ударом, я стал с того момента безостановочно бороться против буржуазных выступлений и вспышек. Русская революция, подобно Христу, появилась с Востока. На нее смотрит весь мир. Мы — Мессия, Я — Христос, от которого ждет спасения мировой пролетариат. Я Одессу ни за что не отдам! Я не оставлю камня на камне в этом прекрасном городе. В пепелище я превращу это великолепное здание театра... Да здравствует всеобщий бунт, всеобщий мятеж, ведущий к III Интернационалу, к его победе и счастью ..." (Цитируется по И.Е.Амурский, "Матрос Железняков", М.: Московский рабочий, 1968г.) Нехило, да?Возможно, что это заразно - подобными же идеями позднее бредили, причем и в письменной форме, близко общавшиеся с Муравьевым Тухачевский, Примаков, Егоров, Якир, Уборевич и многие иные "видные" советские военачальники.